ПРОЗЕРПИНА. ТЁМНАЯ БОГИНЯ.

Прозерпина. Миф.

Прозерпина. Миф.

Начало – Похищение Персефоны: Плутон в любви.

Перевод Сивак Игорь, 2014

Прозерпина — только одна из многих мифических фигур, которых преобразило путешествие в преисподнюю. По общему мнению самый старый из известных записанных мифов (запечатлённый на глиняных табличках в третьем тысячелетии до нашей эры), шумерская легенда о нисхождении Инанны (5), также иллюстрирует тип изменений, связанных с Плутоном, когда он формирует транзиты к важным точкам в карте. Инанна, ранняя форма Иштар, это богиня неба: она лучезарна, преисполнена жизни, чувственна и радостна, и её жизнь протекает относительно спокойно. Но у неё есть злая сестра, Эрешкигал, которая живёт в преисподней, и чьё имя буквально означает «великая подземная госпожа». Греческая мифология сравнительно поздняя, и до греков преисподней управляла богиня, а не бог. В этом смысле Эрешкигал — ранняя форма Плутона.

История начинается с того, что только что умер муж Эрешкигал, и похороны должны совершиться в преисподней. Инанна чувствует, что должна посетить похороны, совершить путешествие во владение Эрешкигал. Она вынуждена спуститься в место, которое ей в действительности не нравится, пространство, с которым она незнакома, край, который не является её царством. Когда Инанна прибывает к первым воротам в преисподнюю Эрешкигал приветствует её мрачным и ядовитым пристальным взглядом: «Как ты посмела явиться в моё царство? Хоть ты и моя сестра, я подвергну тебя такому же обращению, какое претерпевают все души, вступающие в преисподню». Эрешкигал в плохом настроении, а когда она чувствует себя подобным образом, каждый вынужден страдать. Она не останавливается, чтобы принять во внимание тот факт, что Инанна пришла, чтобы быть рядом с ней на похоронах её мужа. Эрешкигал не заботит то, справедлива ли она или учтива. Она олицетворяет раннюю всеобъемлющую ярость младенца: когда рассержена или несчастна, всё плохо, и нет ничего хорошего.

Инанна в преисподей (Прозерпина во владениях Плутона)

Инанна в преисподей (Прозерпина во владениях Плутона)

Семь ворот или порталов ведут в глубины преисподней. Эрешкигал повелевает Инанне пройти через эти ворота, и, минуя каждый портал, царица небес должна что-то снять — свои облачения, мантии, драгоценности — пока, полностью обнажённой, она не достигает глубочайшей части преисподней. Затем ей приказывают склониться перед Эрешкигал, почтить обнажившую её силу.

Транзиты Плутона могут быть похожи на встречу с Эрешкигал. Нас могут вынудить отпустить всё то, посредством чего мы получали своё чувство идентичности. Отношения, должности, системы верований, имущество или другие формы привязанности могут быть отняты и изъяты, или же потеряют свою ценность и привлекательность. И вдобавок в мифе Инанну вынуждают склониться перед Эрешкигал — почтить, как почитают божество, силу, которая её раздела. Эрешкигал — богиня, тёмная богиня, но, тем не менее, богиня. Она является божеством, через которое действует высший закон, и в конечном счёте её нужно почтить как часть жизни. Быть лишённым своей идентичности и привязанностей неприятно: это ощущается как проклятие, а не действие божества. Но как бы ни трудно было это понять, Эрешкигаль (подобно Плутону) служит высшей цели. Несмотря на то, что сущность этой цели не всегда сразу ясна.

Фактически, в случае Инанны, ситуация, прежде чем улучшиться, ухудшается. Как если бы раздевание донага и принуждение низко поклониться не являются достаточным наказанием, Эрешкигал убивает Инанну и вешает её гнить на крюк для мяса. Когда-то счастливая, прекрасная и благоденствующая богиня неба оставлена висеть на крючке в преисподней подобно мёртвому куску мяса, преющему в своей собственной гнили. Именно так Эрешкигаль поступила с ней, и именно так может ощущаться транзит Плутона. Плутон может изгнать нас в место, где нам отвратительно и тошно, в мерзкое, скверное, унылое, одинокое и заброшенное место. Эти чувства всегда были в нас, скрытые в более тёмных тайниках нашей души, оставленные там детсткими травмами или переживаниями прошлой жизни. Мы можем успешно ограждать себя от подобных эмоциональных состояний, но Плутон/Эрешкигаль найдёт пути поставить нас с ними лицом к лицу.

Между тем, Эрешкигаль, только что потерявшая своего мужа и умертвившая свою сестру, мучимая печалью и яростью, беременна, и у неё тяжёлые роды. Не приносит ей счастья и её роль богини преисподней. Ребёнком она была изнасилована и в качестве наказания изгнана в преисподнюю, и она всё ещё взбешена этой несправедливостью. Эрешкигаль олицетворяет не только смерть и разложение, но также символизирует приведённые в ярость инстинкты рассерженного, обиженного и разочарованного ребёнка, которого многие из нас продолжают носить внутри, как бы мы ни пытались скрыть эти чувства от всеобщего обозрения. С мёртвой Инанной и мстительной Эрешкигаль, пребывающей в муках тяжёлых родов, мы оказываемся в нижней точке истории. И однако, хотя что-то умирает, что-то новое рождается. Смерть нуждается в рождении, и рождение нуждается в смерти.

Богиня Эрешкигал.

Богиня Эрешкигал.

Инанна перед тем, как отправиться в путешествие в преисподнюю, отдала мудрые указания своей служанке Ниншубар, чтобы та спасла её, если через три она не вернётся из тёмного царства своей сестры. Инанна знала, что ей придётся войти в преисподнюю, но также знала, что не должна застрять там. Она желает спуститься в мрачное место, но принимает меры предосторожности, чтобы обеспечить себе возвращение наверх. Проходит три дня, а Инанна всё ещё не возвращается, и Ниншубар отчаянно взывает о помощи. Она обращается к отцу Инанны и к дедушке со стороны отца, умоляя их сделать всё, что они могут, чтобы спасти Инанну. Оба отвечают, что не могут ничего сделать, чтобы изменить решение Эрешкиналь. Здесь у нас есть две сильные мужские фигуры, у которых нет власти над Эрешкигаль, что означает, что «мужские» прерогативы силы и подчинения (которые по природе попытались бы пересилить, подавить противника или сразиться с ним) не подходят для того, чтобы справиться с Эрешкигаль. Если мы попытаемся вступить с ней в битву, она лишь ответит ещё более гневно и яростно, чем прежде.

В конце концов Ниншубар обращается к богу, которого зовут Энки, дедушке Инанны по материнской линии, известного, как бога воды и мудрости. Он изменчив и сострадателен и понимает законы преисподней. В некоторых версиях мифа он изображён как гермафродит, и мужчина и женщина: он может быть неистовым, но так же и уступчивым и покладистым. Энки соглашается сделать, что может, чтобы спасти Инанну. Используя грязь, которую он соскребает из-под своих ногтей, он создаёт две небольшие фигурки, называемые «Плакальщиками», – крошечные, двуполые, малозаметные, маленькие существа. Что-то шёпотом им посоветовав, он посылает Плакальщиков вниз в преисподнюю спасти Инанну. Кажется невероятным, что эти крошечные и незначительные персонажи будут в состоянии справиться с могущественно Эрешкигаль, но именно потому что они так малы, им удаётся проскользнуть в преисподнюю незамеченными. По пути их не задерживает слуга Эрешкигаль, не подвергаются они и суровому испытанию обнажением, через которое прошла Инанна.

Бог Энки

Бог Энки

Бесшумно две крошечные фигурки подползают к Эрешкигаль и Инанне. Их задание – спасти Инанну, но они подходят к нему очень необычным способом. Хотя они находятся в преисподней, чтобы вернуть Инанну обратно, они совершенно её игнорируют, и сначала концентрируются на Эрешкигаль. Вместо того чтобы бранить Эрешкигаль за убийство Инанны, они, как ни странно, предпочитают соболезновать Эрешкигаль, сочувствовать тёмной богине. Эрешкигаль в родовых муках стенает о своей судьбе: «Горе мне, горе тому, что внутри меня!» Плакальщики жалеют её: «Да, ты, стенающая, ты — наша царица. Горе тому, что внутри тебя!» Потом, ненавидя то, что она является богиней преисподней, она восклицает – «Горе мне, горе тому, что вовне меня!», и они отвечают – «Да, ты, стенающая, ты — наша царица. Горе тому, что вовне тебя!» В соответствии с принципами современной роджерианской терапии Плакальщики отзеркаливают Эрешкигаль то, что она переживает. Делая так, они превращают её жалобы и стенания в что-то более похожее на молитву и литанию. Энки научил Плакальщиков поддерживать жизненную силу, даже если она проявляется через боль и страдание. Даже во тьме и негативности всё ещё есть что-то, что достойно почитания, что-то, что достойно искупления.

Эрешкигаль изумлена. Никто прежде не воздавал ей почестей таким образом. Большинство людей проживали свою жизнь, пытаясь избежать боли, мрака и всего того, что олицетворяет Эрешкигаль. Но Плакальщики приняли её, они благосклонно признали её право стенать и жаловаться. В сущности, они говорят Эрешкигаль: «Ты имеешь право быть. Ты можешь жаловаться и ругаться столько, сколько хочешь, мы всё равно принимаем тебя». Эрешкигаль, благодарная за такое признание, хочет вознаградить Плакальщиков и предлагает им любой дар, какой они пожелают. Они просят вернуть Инанну. Эрешкигаль соглашается, кропит Инанну новой жизнью, и царица небес оживает, вольная вернуться снова в верхний мир.

Транзиты Плутона. Богиня Эрешкигал.

Транзиты Плутона. Богиня Эрешкигал.

Транзиты Плутона часто символизируют знакомство с Эрешкигаль, время, когда нам нужно спуститься на самое дно и встретиться с тем в нас самих, что мучительно, отталкивающе и уродливо. Транзиты Плутона могут принести глубокое отчаяние: всё ужасно, и жизнь лишена надежды. Люди, которые, как мы думали, заботились о нас, могут разочаровать нас, идеалы покажутся пустыми и безжизненными, то, что ранее придавало нашей жизни смысл и реальную ценность, теперь свелось к нулю. Но миф учит нас, как справляться с этими состояниями. Плакальщики Энки являются ключом, способом реагирования, который поможет нам выбраться из мрачной преисподней, когда мы увязнем там. Так же, как Плакальщики Энки принимают Эрешкигаль, нам надо научиться принимать депрессию, тьму, смерть и разложение как часть жизни, как часть великого круга природы. Нам нужно быть готовыми погрузиться в свою депрессию и боль, исследовать их, ощутить их и переждать. Нам необходимо позволение горевать, оплакивать, сердиться — это касается не только людей или вещей, которые мы потеряли, но также и потерянных периодов нашей жизни и утраченных идеалов, которые более не служат нам. Принятие позволяет действовать магии исцеления. Только почтив Эрешкигаль и преклонившись перед ней, как перед царствующим божеством, мы, подобно Инанне, можем снова вернуться в верхний мир. Это урок Энки для нас, это способ Энки, которым он помогает нам пройти через трудные транзиты Плутона и выводит нас из преисподней обратно к новой жизни и надежде.

Конец истории принимает неожиданный поворот. По правилу, если вас выпускают из преисподней, вы должны найти кого-то, кто занял бы ваше место. Когда Инанна возвращается в верхний мир, она ищет своего супруга Таммуза, который не помог ей, когда она была внизу, и говорит: «Теперь твой черёд, ты должен занять моё место в царстве Эрешкигаль». Если меняется один из компонентов системы, то, чтобы должным образом функционировать, должна измениться вся система. Если один человек в отношениях переживает значительные психологические изменения, партнёрство оказывается под угрозой полного разрушения, пока не изменится также и другой человек.

Возвращение Прозерпины (Инанны)

Возвращение Прозерпины (Инанны)

У Инанны лишили всего, что представляло её идентичность, и оставили, приняв за мёртвую, но она восстала обновлённой. Единственный способ, которым мы обнаруживаем свою способность пережить смерть собственного эго, это пройти через смерть собственного эго. Когда нас лишают всего, что мы считали собой, мы обнаруживаем часть себя, котрая всё ещё здесь, — тот аспект нашего бытия, который вечен и неуничтожим. Когда нас лишают того, что, как мы думали, поддерживает нас, мы обретаем то, что поддерживает нас на самом деле. Это дар Плутона/Эрешкигаль.

Говард Саспортас, «Боги перемен. Боль, кризис и транзиты Урана, Нептуна и Плутона», Глава 8.

Далее – Транзиты Плутона. Голова, сердце и живот.