САТУРН в аспекте к НЕПТУНУ

САТУРН в аспекте к НЕПТУНУ

(перевод главы из книги Лиз Грин, «Сатурн. Новый взгляд на старого дьявола»)

92106588_4711681_Poseidon_Neptyn_4_mozaikaМожно считать, что Нептун отображает другую грань коллективного бессознательного, так как он символизирует скорее безличное или групповое стремление, нежели индивидуальное, и может требовать принесения в жертву какого-то аспекта личности ради осуществления этого стремления. В то время как Уран связан с коллективными или архетипическими идеями, Нептун связан с коллективными чувствами, и тогда как уранианское единение с группой случается силой творческого ума, нептунианское единство является плодом эмоциональной идентификации или эмпатии. Нептун является символом этого живущего внутри души стремления к погружению индивидуального желания в большие желания целого; он действительно скорее женский, чем мужской принцип, и по-видимому символизирует эмоциональный отклик масс. В этой роли Нептун также является разрушителем, потому что в осуществлении требования массы, он часто становится врагом базовых личных эмоциональных нужд. Иногда Нептун ассоциируется со всей сферой бессознательного, в особенности с идеей коллективного бессознательного, но это ограничивает психику рамками исключительно чувствующей основы, в то время как в действительности море бессознательного дает рождение всем функциям сознания — ощущению, мышлению, восприятию и интуиции. Нептун в особенности связан с разрушением дифференцирующего интеллекта, потому что это совершенно иррациональная планета, которая подталкивает индивидуума к отождествлению с ощущением единства целого.

 

Океан является подходящим символом для Нептуна благодаря своей глубине, постоянному движению, тайне и своей важности, как символа начала и конца жизни, места появления и исчезновения. Попытка примириться с подобным архетипом может показаться трудной, или, возможно, мало понятной, но внешние планеты не поддаются легкой интерпретации интеллектом. Энергия, символом которой является Нептун, едва ли может быть описана ключевым словом; необходимо подробно рассмотреть все мифологические и психологические связи, прежде чем планета обретет реальный смысл в индивидуальной карте рождения. Символ океана, источника жизни, и его связь со смертью через утопление вызывает интуитивный отклик там, где в постижении символа терпит неудачу интеллект. Это безличная сила, и в некотором смысле влияние Нептуна подобно смерти через утопление. Индивидуум погружается в море коллективного чувства и лишается своих индивидуальных эмоциональных реакций. Как отдельное живое существо он перестает существовать. Этот опыт можно наблюдать в любое время в реакции толпы, чьи эмоции были возбуждены; индивидуальности перестают существовать, а толпа становится одним целым с единообразной эмоциональной реакцией, которая совершенно иррациональна.

Сатурн2Поскольку Сатурн символизирует стремление изолировать и построить дифференцированную личностную структуру посредством конкретного переживания, он образует вполне естественную противоположность бесформенным саморазрушающим стремлениям Нептуна. Между этими двумя планетами нет ничего общего, и их различие усугубляется стремлением Сатурна служить тенью для любой планеты (выявлять теневую сторону любой планеты; играть на теневых аспектах; to play shadow to any planet that contacts him), которая с ним контактирует. Поскольку Нептун – это планета, связанная с ощущениями и чувствительностью масс недифференцированного типа, Сатурн обычно берет на себя роль конкретного ума, стремящегося защитить индивидуальность. По-видимому, суть борьбы, происходящей в результате, лежит между потребностью человека защитить свои интересы и сохранить свою отдельность, и его стремлением выйти за пределы себя самого, потеряться в море общечеловеческого чувства, как актом самоискупления (самоосвобождения – act of self-redemption). Прежде чем мы сможем найти общий язык с нептунианской склонностью вести индивидуума прямиком к отказу от своих глубочайших желаний, необходимо рассмотреть смысл ритуального акта мученичества или самопожертвования ради интересов группы. В противном случае мы будем склонны использовать термин «мазохизм» неточно, так, будто это стремление является полностью патологическим. В мифе и фольклоре можно легко заметить аспект этого рода жертвоприношения, который, похоже, связан с идеей о том, что индивидуальность спасается (освобождается через искупление — redeemed) и становится богоподобной или возвращается к Богам через принесение себя в жертву. Эта архаическая идея далека от патологии, так как в ней, по-видимому, есть как духовная, так и психологическая обоснованность.

Эта склонность Нептуна к принесению себя в жертву приводит к тому, что его влияние считают вредоносным. Конечно, оно является вредоносным для той стороны жизни, которая имеет форму, и для личных желаний, если они идут против стремления всеобщей души. Нептун не разрушает и не разделяет, как это делает Уран, он, скорее, использует принцип пассивного сопротивления или беспомощности. Человек, находящийся под влиянием аспекта Сатурна с Нептуном, содержит в себе самом семена собственного растворения в какой-то области жизни, поскольку обычно существует «слепое пятно», фундаментальная трещина в скорлупе эго, через которое может проникнуть коллективный зов к жертвоприношению. Как правило, жалость, сильное желание и тот экзальтированный тип романтической любви, который так характерен для Нептуна, являются триггерами, проникающими сквозь личные чувства, чтобы принести индивидуума в жертву группе. В обычном человеке Нептун действует посредством обычных человеческих чувств, но в большинстве случаев с оттенком экзальтации, головокружения или экстаза перед принесением себя в жертву. В Нептуне присутствует дыхание дионисийского безумия, хотя обычно оно маскируется за качествами сострадательности и самоотверженности. Момент экстаза является моментом самотрансценденции, и человек испытывает одну из тех редких вспышек единства с жизнью, которую называют мистическим видением. Это глубоко личное переживание, которое совершенно реально для тех, кто пережил его, и абсолютно бессмысленно для тех, кто его не испытывал. Нет способа ясно изложить психический эффект нептунианского просачивания через сатурнианские защиты, кроме как еще раз предложить образ смерти через утопление с оттенком экстаза. Этот тип экзальтированного сознания, окрашенный чувствами и полностью иррациональный, может проявиться посредством какого-то маленького действия, как например, жертвы, обычно приносимой ради ребенка. Именно значение жертвы, как акта любви коллективного значения, является ключом к Нептуну. В такое мгновение ощущается единение со всем человечеством. Такая жертва всегда происходит случайно.

Неудивительно, что «трудные» аспекты Сатурна с Нептуном почти всегда связывают с наркотиками и алкоголем. Однажды пережив экстаз, часто трудно принять тот факт, что он может больше не повториться. Дионис — аддиктивное божество, потому что для большинство индивидуумов может прикоснуться к групповой жизни только через чувствующую природу. Нептун, до некоторой степени, более доступен, чем Уран, потому что большинство людей чувствует, но немногие умеют мыслить.

Контакты Сатурна и Нептуна обычно ассоциируются с творческим воображением и с силой индивидуума придавать потоку этого воображения вещественные формы. Главная особенность нептунианского воображения, выражено ли оно посредством цвета, звука, движения или слов, состоит в том, что оно первично и соприкасается с более глубоким уровнем испытываемых всеми чувств. Лирика песен автора-нептунианца оказывает воздействие на массы, потому что вызывает в каждом человеке ощущение того, что слова были написаны именно для него. Образы художника-нептунианца имеют свойство казаться знакомыми и притягательными для всех, потому что каждый человек прежде видел те же самые образы в своих собственных мечтах и фантазиях. Дар Нептуна состоит в контакте с исконным эмоциональным переживанием, и индивидууму с аспектом Сатурн-Нептун дана возможность взаимодействовать с этим переживанием посредством своего собственного творческого выражения. Он становится передатчиком (трансмиттером) архетипа во многом таким же способом, каким инивидуум с аспектом Сатурн-Уран может передавать идеи группы. Эта возможность предоставляется в некоторых областях жизни, и даже если сам индивидуум не является человеком искусства в обычном смысле этого слова, в какой-то момент времени он может пережить экстаз погружения в поток коллективных чувств и рассказать о нём другим. Он может всего лишь фантазировать, но в его фантазиях случаются мгновения, когда он един со всеми людьми, и его чувства более не являются его собственными.

НептунОднако, индивидууму приходится платить свою цену за это погружение. Часть его собственного изолированного эго размывается этим контактом. Он больше не может утверждать, что совершенно оригинален в своих эмоциональных переживаниях, он больше не в состоянии сказать, что его желания уникальны. Сатурнианской иллюзии изоляции и его склонности считать чувства группы банальными и полными сентиментальности приходится отступить перед совершенно подлинным переживанием силы эмоциональной жизни группы. Нептун не сентиментален, он безличен. Сентиментальность принадлежит сфере Венеры и Луны. Это смерть через утопление, это крещение коллективной эмоциональной жизнью. В результате личные желания представляются мелкими и незначительными, особенно тогда, когда их удовлетворение требует подчинения желаний других людей. Не удивительно, что древние считали этот опыт священным, очищающим и несущим в себе нечто божественное.

К сожалению, так же, как нам потребовалось почти двести лет, чтобы начать воспринимать идею группового ума, как это предлагает Уран, нам несомненно понадобится ещё сто лет, чтобы более ясным образом начать воспринимать Нептун. До настоящего времени он проявляет себя весьма искажённым способом, и создаётся впечатление, что он плохо влияет на некоторые типы внутренней психической структуры, о чём свидетельствует наше общество. Это возможно из-за того, что мы пытаемся подавить деятельность чувств, заставляя их уходить в подполье бессознательного, где они загрязняются всеми видами искажений и перекосов. Так же как люди с аспектом Сатурн-Уран иногда могут становится самозваными революционерами или брать на себя роль судебных исполнителей, люди с аспектом Сатурн-Нептун склонны становится самозваными мессиями. Божественность коллективной идеи самопожертвования искажается ощущением личной несостоятельности, связываемым с Сатурном, и индивидуум может начать отождествлять себя, как личность, с массой и может поверить в то, что каким-то таинственным образом его миссией является спасти других, принеся себя в жертву. У него действительно может быть такая миссия, но он также может пытаться спасти растворяющиеся остатки личного эго. С аспектами Сатурна и Нептуна никогда нельзя быть полностью уверенными, потому что велика вероятность того, что они включают в себя обе точки зрения. Если человека с аспектом Сатурн-Уран притягивает сфера закона, организации и социальных традиций, то человека с аспектом Сатурн-Нептун привлекает сфера религии и духовный путь.

3LhAby3wMbAПрискорбный факт заключается в том, что среди групп людей нет более подвергаемых критике за манию величия, мелкую, клевещущую за спинами борьбу за власть, эмоциональную слепоту и преувеличенную сентиментальность, чем те, которые претендуют на путь наставничества. По всей видимости, это одна из опасностей пути, более тонкая и подстерегающая на более поздней стадии, чем первичная уранианская энергия, которая часто заставляет человека остановиться на полпути к успеху и полностью перевернуть свою жизнь. На языке психологии можно сказать, что определённые упражнения направлены на пробуждение чувствительности к коллективной душе или приводят индивидуума к более тесному соприкосновению с этими энергиями. Встреча персональной души, чьи границы определены Сатурном, и коллективных энергий всегда опасна, даже если она случалась сотни раз перед этим. Если этот контакт происходит, прежде чем личность обретает устойчивость, а психические качества, символизируемые Сатурном, осмысливаются и интегрируются, то обычно результатом является инфляция. Нептунианская инфляция происходит из-за того, что чувствующая природа человека очень сильна, и под воздействием Нептуна он легко очаровывается, так как экстаз от переживания эмоциональной жизни группы склоняет человека к тому, что он забывает о наличии деструктивного аспекта этого экстаза. Чтобы разъяснить эту мысль, возможно, будет полезным рассмотреть последние две тысячи лет, которые через созвездие Рыб привели нас в соприкосновение с чарами Нептуна и наполнили двадцать столетий выражением религиозной нетерпимости, фанатизма и жестокости, счастливо существующими бок о бок с христианскими идеями любви, милосердия, доброты и самопожертвования. Очевидно, что мы всё ещё полностью не понимаем Нептун. Мы только смутно постигаем его через религиозный символизм масс и через веяния того, что мы называем гламуром. Это внешние выражения скрытых течений коллективного бессознательного. Когда особая мода, или музыкальный стиль увлекает цивилизованный мир и становится символом эмоционального стремления группы, тогда мы можем мельком увидеть Нептун за работой. Он всегда выражается через нашу чувствующую природу и воздействует на наши эмоциональные ценности. По-видимому, контакты Сатурна и Нептуна дают индивидууму возможность интегрировать два этих принципа, чтобы человек мог стать посредником для творческого выражения коллективных эмоций группы. Возможно, что эта интеграция относительна, так как очень похоже, что мы пока не в состоянии фиксировать Нептун, кроме как в несовершенной моде. В жизни отдельного человека видение может длиться только в течение мгновений и, несомненно, в малом масштабе. Но для личности, способной откликаться осознанно, появляется возможность быть творческим инструментом для коллективных чувств.

Контакты Сатурна и Нептуна важны для человека искусства, потому что они открывают ему эмоциональную жизнь группы как источник вдохновения (give him the freedom of the group feeling life); однако, не каждый человек имеет отношение к искусству. Человек, не выражающий себя через искусство, должен найти другой инструмент для проявления энергии этого аспекта, и зачастую это происходит в сфере его личных взаимоотношений и духовных устремлений. Шаткое равновесие должно поддерживаться таким образом, чтобы коллективные чувства не захлестнули индивидуальность, в противном случае это действительно грозит безумием. Тем не менее контакты Сатурна и Нептуна, видимо, являются хорошей гарантией возможности такого рода хрупкого равновесия. Для обычного человека Нептун и Сатурн являются символами чувства и практичности, так как всё, что он в состоянии воспринять осознанно — это только верхушка айсберга. Он может не осознавать медленное очищение своей чувствующей природы, которое совершается внутри вследствие каждого акта жертвоприношения и каждого контакта с эмоцией масс.

Сила любого произведения искусства, по-видимому, частично лежит в его способности пробуждать или фокусировать коллективную душу, и овладевая этой способностью, художник должен сначала принести в жертву свою личность, как отдельную единицу, чтобы стать, по крайней мере отчасти, эмиссаром или передатчиком группового чувства. Таким образом искусство становится алхимическим процессом, посредством которого художник медленно преображается и освобождается (путём искупления – redeemed), тем самым освобождая и других (redeems others). Это трудные концепции, но Нептун — неуловимая планета. Как группа, мы ещё не развили восприимчивость, необходимую для того, чтобы без искажений интерпретировать Нептун. Только немногие отчасти преуспели в этом. Парадоксальным образом контакты Сатурна и Нептуна изобилуют у кумиров мира развлечений, как в музыке,так и в кино. Это связано со способностью передавать коллективные чувства и пробуждать коллективный отклик. Эти личности говорят голосом миллионов, когда выражают уникальные, переживаемые лично ими, и в то же время испытываемые всеми чувства. Не каждый из нас выражает гениальность подобным образом, как не может выразить и безумие. Однако у индивидуумов с контактами Сатурна с Нептуном всегда бывают проблески гениальности или безумия, погружение в воду для краткого переживания нептунианского экстаза.

Перевод — Игорь Сивак (выражаю благодарность Ирине Басс за помощь).