Говард Саспортас. Внутренние планеты. Меркурий. Часть 4.

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса – «Внутренние планеты. Строительные блоки персональной реальности».

Начало – Говард Саспортас. Внутренние планеты. Меркурий. Часть 3.

Перевод  – Игорь Сивак, 2019г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

 

Помимо демонстрации своей преданности всем двенадцати богам Олимпа, Гермес, в конце концов, сумел украсть что-то у каждого из остальных богов: скот Аполлона – это не единственное его воровство. Однажды он скрылся с молниями Зевса, ненадолго лишил Афину её шлема, и даже позаимствовал пояс Афродиты, не спросив её. (Интересно, что он с ним сделал – может быть, слегка поиграл в трансвестизм? Неудивительно, поскольку это предполагает, что гермафродитное качество также является частью его мифологии, о чём я расскажу позже). Воровство у каждого из богов – это ещё один способ сказать, что он обладает определенными атрибутами их всех. Но вы также можете увидеть, каким это может быть проклятием, насколько сильно разбросанными могут быть меркурианцы, сегодня двигаясь по одному пути, на следующий день по другому. И вы также можете увидеть, насколько раздражающими могут быть меркурианские типы для других людей. Вы думаете, что знаете, где они, или откуда они, но просто подождите…

Завершив жертвоприношение скота и утолив голод, Гермес побрёл домой и, согласно гимну Гомера, вошёл в свой дом через замочную скважину, «как облачко»; забрался обратно в свою колыбель, подсунул себе под руку лиру из панциря черепахи, словно это была игрушка, и заснул, как невинный ребенок. Обращение в дым было ещё одной из его уловок. В общем, случилось так, что его мать пришла домой и увидела, как он там невинно спит, но не была этим одурачена. Поведя себя мудро, она дала ему это понять: «Увы, когда твой отец родил тебя, он произвёл на свет много проблем смертным людям и бессмертным богам». Вот что думала о нём его собственная мать. Кстати, если ваша карма такова, что вы родили ребенка, в котором преобладает архетип Гермеса, вы должны принять его таким, какой он есть, но вам также необходимо установить для него некоторые ограничения. Гермесу нужен сильный, направляющий родитель, который может сказать: «На этот раз ты зашёл слишком далеко, успокойся». Точно так же в доме Меркурия нам, возможно, придется научиться дисциплинировать ум или сдерживать некоторые из наших мыслей и действий, а не действовать беспорядочно и импульсивно. В конечном итоге Меркурий действует наиболее позитивно, если у него есть свод руководящих принципов, которому он может следовать, или моральные или этические стандарты, которых он старается придерживаться. После того, как его мать обвинила его в том, что он стал для неё сущим наказанием, Гермес, недолго думая, ответил:

«Почему ты пытаешься напугать меня, как будто я всего лишь глупый ребенок? Я займусь тем делом, которое предлагает лучшие возможности, потому что я должен заботиться о своих собственных и твоих интересах. Нельзя мириться с тем, что мы, единственные из бессмертных, должны жить в этой тоскливой пещере, не получая ни жертвоприношений, ни молитв. Не лучше ли провести наши дни в покое и изобилии, как остальные боги? Я собираюсь получить тот же статус в культе, что и Аполлон. Если мой отец не предоставит мне его, я стану принцем воров. Если Аполлон охотится на меня, я пойду грабить его храм в Дельфах. Там много золота — вот увидишь!»
Стремление Гермеса сравняться с Аполлоном заслуживает дальнейшего рассмотрения. Во-первых, мы можем увидеть это просто с точки зрения соперничества между сиблингами. Аполлон – старший брат Гермеса, и один из архетипов, с которыми связан Гермес, – это архетип младшего брата. Аполлон был любимым сыном Зевса, златовласым мальчиком. Зевс уважал рациональность, интеллект и организационные способности Аполлона. Как мы скоро увидим, Гермес также понравился Зевсу, особенно его сообразительность, его способность обделывать делишки, и его мастерство выкручиваться из затруднительных положений. Раз уж мы об этом заговорили, Зевс совершенно не заботился о своем сыне Аресе. По словам Гомера, Зевс однажды сказал ему, что из всех богов на Олимпе он более всего не выносил Ареса. Фактически он обвинил Ареса в том, что у того такой же невыносимый нрав, как и у Геры; другими словами, Зевс ругал Ареса за то, что он слишком похож на свою мать. Арес был просто слишком грубым, слишком кровожадным, слишком напористым и слишком эмоциональным для таких, как Зевс. У Зевса было двойственное отношение к Дионису, ещё одному из своих сыновей. Хотя он сам предоставил Дионису вторую матку и тем самым позаботился о нём, он обнаружил, что на его вкус Дионис слишком женственный.

 

 

Продолжение  – Говард Саспортас. Внутренние планеты. Меркурий. Часть 5.