Лиз Грин. Архетипическая основа и психологические последствия 4

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса.

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Архетипическая основа и психологические последствия 3

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Неверный отец и обиженная, но верная мать – ещё одна производная этой динамики. В мифах мы можем рассматривать брак Зевса и Геры как воплощение этой чрезвычайно распространённой дилеммы. В тевтонской мифологии Вотан и Фрика олицетворяют блудного мужа и обиженную жену, которая сама никогда не уходит и не имеет собственных любовных связей. Она просто сидит дома, и в ней тлеет гнев. Зевс – это, конечно, Юпитер в римской мифологии и в астрологии; и юпитерианские отцы часто воплощают эту блуждающую, распущенную фигуру, хотя блуждание может быть скорее в фантазиях, чем в конкретной реальности. Но отец, чья эротическая фантазия распространяется на всё, что обладает грудью и движется, может наносить вреда больше, чем тот, кто воплощает её в действии, потому что другой всё время чувствует себя отвергнутым, но не может приписать свои чувства какому-либо конкретному действию. В браке нет ощущения безопасности, но нет ничего, на что можно было бы возложить вину за беспокойство, и дочь такого отца часто будет испытывать глубокое недоверие к мужчинам без какой-либо видимой причины.

Можете ли вы на мгновение задуматься, что это может означать как внутренняя динамика? Достаточно легко увидеть, как в жизни разыгрывается сценарий Зевса-Геры. Но мужчина, который обманывает, и женщина, которая остаётся дома и плачет, также представляют собой символ и представляют собой что-то внутри. У вас есть какая-нибудь идея?

Аудитория: Иногда преданная жена нападает на другую женщину.

Лиз: Да, но кем является другая женщина? Обычно она кажется противоположной жене или тому, что та представляет. Возможно, другая женщина – это действительно бессознательное или непрожитое измерение жены, которое проецируется вовне брака.

Аудитория: Тогда другая женщина или другой мужчина, если на то пошло, на самом деле не снаружи. Она внутри.

Лиз: Всё внутри. Постарайтесь подумать о том, что этот вид интернализованного родительского брака, который обычно заканчивается треугольником, может означать для человека.

Аудитория: Я думаю, это как-то связано с отсутствием связи между духом и телом.

Лиз: Да, я тоже так думаю. Зевс – бог неба, духовная фигура. Он представляет собой творческий огонь. Он не связан должным образом со своей земной женой, ощущаемой им как ограничение, а не творческий партнёр, который может предложить контейнер для его творческого вдохновения. А Гера, богиня брака и деторождения, осуждает свободу духа. Она хочет, чтобы её муж всё время был к ней привязан. Она не может позволить ему уйти и вернуться. Именно через другую женщину Зевс всегда становится отцом таких героев или полубогов, как Тесей, Персей и Геракл. Это расщепление, в котором нет разрешения, а разрешение всё время ищется вовне, что приводит только к ещё большему гневу и разочарованию. Брак Зевса и Геры, который часто разыгрывается в родительских браках, по-видимому, представляет собой творческую проблему внутри человека. Решение посвятить себя конкретизированию творческих потенциалов равносильно смерти духа. Это земное рабство, а не достижение. Нельзя быть творчески свободным и одновременно связанным обязательствами. А земная, инстинктивная сторона видит полеты духа и воображения как опасные и угрожающие и пытается их задушить. Что необходимо, так это золотая середина, новая точка зрения между ними; но, к сожалению, эта золотая середина всегда появляется как кто-то другой.

Продолжение – Лиз Грин. Архетипическая основа и психологические последствия 5