Лиз Грин. Архетипическая основа и психологические последствия. Примеры 10

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса.

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Архетипическая основа и психологические последствия. Разбор карты 9

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Лиз: Сейчас я хочу закончить с этим материалом по картам Брюса и Сьюзан. Есть ли еще какие-нибудь вопросы по этим родительским конфигурациям, о которых кто-то хочет спросить?

Аудитория: Есть ли какие-нибудь мифы, которые могли бы отразить этот родительский брак? Я пытался вспомнить, но не могу. На самом деле это не Зевс и Гера, потому что Зевс силён и воюет со своей женой. Или, по крайней мере, у него есть сила, чтобы сбежать от неё и найти других женщин. Но отец Брюса не смог сбежать, и Брюс тоже. На поверхности он боролся со своей матерью, но я думаю, что она достала его под землёй.

Лиз: Да, я согласна: она достала его под землёй, на нескольких уровнях. Но этот отец больше похож на Зевса, чем кажется на первый взгляд. Его пьянство – это форма побега, хотя, в отличие от побегов Зевса, оно не производит творческий продукт. Но это стремление, впрочем, слепое и без потенциала, анимы; хотя анима здесь заканчивается тупиком и раскрывается как маскировка депрессивной апатии Ужасной Матери. Но Брюс также убегает от собственного брака в деловые поездки.

Аудитория: Бывают ли у него романы, когда он путешествует?

Лиз: Понятия не имею. Я сомневаюсь, чтобы Сьюзан что-то об этом знала, поскольку её брат не из тех, кто обсуждает с ней такие личные вопросы. Но я бы предположила, что да, судя по восьмидомной Венере в Овне в оппозиции к Марсу в Весах. Я думаю, что этот аспект должен где-то проявиться, и Брюс ещё не совсем отупевший от пьянства, как его отец в более позднем возрасте. Если последовать моей интуиции о Брюсе, у меня есть идея, что он ищет проституток, находясь в дороге, или прибегает к очень легким пикапам, и, возможно, он не очень любезен с этими женщинами, когда они оказываются в его руках; но об этом никто никогда не слышит. Может быть, это реальность, а может быть, это существует только в его фантазийной жизни. Но я подозреваю, что в его эротической фантазийной жизни есть довольно неприятная грань. Именно аспекты между Венерой, Марсом, Плутоном и Ураном, затрагивающие восьмой дом, вызывают у меня это чувство. В нём много гнева, проистекающего из его ощущения бессилия и бесполезности, и я также думаю, что он, должно быть, чувствует себя несколько бессильным со своей очень сильной женой.

Отвечая на ваш вопрос, я также пытаюсь вспомнить мифический образ этого родительского брака, но не могу найти в точности верный. Тем не менее это не редкий сценарий. В нём есть что-то вроде Зевса и Геры, и мать определенно обладает некоторыми качествами Геры; это сатурнианские качества, которые держали её привязанной к условным ролям матери и жены. Но мать была более похожа на ведьму, чем Гера, и в ней было много Гекаты или Горгоны из-за её яда. Это отражено сигнификаторами матери в карте Сьюзан – Марсом, Плутоном и Ураном. Отец, хотя он в некотором роде кажется вполне юпитерианским, представляет собой интровертного несостоявшегося Зевса. Когда-то он хотел стать актёром, но из этого ничего не вышло. Вместо того чтобы убежать в объятия других женщин, он, как я уже сказала, убежал в другую форму анимы — в бутылку. Он – своего рода вывернутый наизнанку Зевс, утративший свою потенцию. В этом смысле здесь присутствуют следы брака Зевса и Геры.

Но у него также есть очень злобные затаённые чувства, и я считаю, как уже говорила, что он бессознательно мешал своей жене намеренно жестокими способами, так что её гнев проистекал не только из её собственных обманутых ожиданий, но и из некоторого тонкого унижения, которому он её подвергал. Однако такого рода вещи никогда не замечаются, и никто не может его обвинить, поэтому он выступает жалкой жертвой гнева и презрения ужасной женщины. Он действительно жертва, но чего-то внутри себя. В этой супружеской истории действительно есть больше отголосков мифа о Кибеле и Аттисе, с пугающей богиней-матерью и нежным и беспомощным сыном-любовником, который сам себя кастрирует. Или мы можем рассмотреть Атаргатис и Ихтиса, которые являются финикийской версией той же пары, потому что «Ихтис» означает «рыба». Я думаю, что это близкий мифологический образ одной из нитей, действующих в этом родительском браке.

Другая нить, проходящая через всю историю – о могущественном и сильном мужчине, манипулирующем женщиной и мешающем ей – также перекликается с мифом. Существует множество историй о молодых девушках, которым угрожает нападение отвратительных чудовищ мужского рода, как, например, о Психее перед её встречей с Эросом или о прикованной к скале Андромеде. Здесь тоже действует кое-что из этих историй, потому что отец также представляет собой Плутон, а мать является нептунианской жертвой. Это зависит от того, с какой стороны призмы вы на это смотрите; но это тот же миф, и он о власти. И в мужской, и в женской версиях этой истории Нептун противопоставляется Плутону, и происходит борьба за власть, в которой кто-то играет агрессора, а кто-то жалкую и беспомощную жертву. Я думаю, что это один из глубоких парадоксов родительского брака и архетипических Мировых Родителей: оба втайне являются отражениями друг друга, но при этом распределяют между собой роли таким образом, что может возникнуть конфликт и потенциальный новый синтез.

Продолжение – Лиз Грин. Архетипическая основа. Карты родителей Брюса