Лиз Грин. Астрология судьбы. Древние трактаты

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Глава IV. Судьба и Трансформация (продолжение)

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Одна из этих работ представляла собой компиляцию на греческом языке гностических и герметических текстов, которые на самом деле датируются первыми тремя веками нашей эры, но которые Фичино ошибочно считал гораздо более древними – современными Моисею. Эти тексты, ставшие для Фичино своего рода альтернативной Библией, в конечном итоге были названы «Герметический корпус», и, по общему мнению, были написаны великим и древним мудрецом по имени Гермес Трисмегист. Если когда-либо существовал такой человек, «Герметический корпус» не мог быть написан им, поскольку составлен из работ нескольких разных авторов за период, охватывающий три столетия. Но такой научный анализ было недоступен во Флоренции пятнадцатого века. Фичино верил в Гермеса, и в скором времени, в него поверили и все остальные. В «Корпусе», вместе со знакомыми платоновскими доктринами о разумных и постигаемых умом мирах и астрологических иерархиях, а также о роли Судьбы и Необходимости в упорядочивании материального космоса, было заявление, что судьбу можно трансформировать с помощью магии. Это, как я упоминала ранее, являлось убеждением, которое лелеяла алхимия, а магия «Корпуса» по своей сути алхимическая. Именно на металлах, необработанной субстанции земли, совершается Великое Делание, и именно духовная сущность металлов освобождается от Мойры. Эта алхимическая магия также является астрологической, в том смысле, что ход делания зависит от согласия небес. Как говорит Мари-Луиза фон Франц:

«Зосима [алхимик] говорит, что вся алхимия зависит от kairos и даже называет алхимическую работу kairikai baphai, окрашиванием kairos. Он полагает, что химические процессы осуществляются только в соответствующий астрологический момент, например, если я работаю с серебром, Луна, которая является планетой серебра, должна находиться в соответствующем положении, а если я работаю с медью, Венера должна находиться в определенном созвездии, в противном случае эти манипуляции с серебром и медью не дадут желаемого результата. … Идея kairikai baphai означает учитывание астрологического созвездия. Поэтому в то время слово «kairos» в данной связи означало астрологически правильное время, т. е. такое время, когда удача сопутствует начинаниям». (Мария Луиза фон Франц, «Алхимия»)

Понимание, к которому пришёл Фичино, знаменующее поворотный момент (хотя и не замеченный в то время) в философской мысли, а также имеющее отношение к нашему пониманию судьбы, заключается в том, что алхимическая магия применима не только к металлам земли. Она также применима к человеку. Поэтому Фичино попытался ввести в действие новую астрологию, и иногда ошибочно полагают, что он выступал против астрологии из-за его довольно ядовитых трактатов и писем, направленных против своих коллег-астрологов. Но если действительно прочитать эти тирады, станет очевидно, что он выступает не против самой астрологии. Для Фичино, в его зрелости, астрология была обесценена тем, что использовалась как предсказатель судьбы. Он думал, что она должна выполнять другую функцию. Плохой транзит для среднего средневекового астролога означал время, когда судьба нанесет индивидууму удар, который можно попытаться предотвратить (считалось, что это стоит усилий), но, вероятно, тщетно, и, следовательно, должен быть принят в истинно платоническом духе. Для Фичино плохой транзит стал видеться как kairos – подходящий момент, когда можно установить новые отношения с судьбой с помощью того, что он называл «естественной» магией.

Языческий разум никогда и мечтать не мог бросить вызов Мойре таким образом; это был бы наихудший вид гибриса. Платон отстаивал внутреннюю свободу человеческого духа, но его удивительное уважение к судьбе очевидно по той центральной роли, которую он придаёт ей в упорядочивании вселенной. Церковь с самого начала всегда испытывала живое отвращение к магии и в Средние века ускользнула от проблемы судьбы в целом и астрологии в частности, номинально осуждая астролога, в то же время тайно поощряя его услуги и называя судьбу Божественным Провидением, которое так или иначе никто не должен был подвергать сомнению. Но Фичино полагал, что «Герметический Корпус» представляет собой священный текст, такой же старый и авторитетный, как Библия, и ему казалось, что Трижды Величайший Гермес говорит, что человек является магом, великим чудом, имеющим право вмешиваться в космос, потому что он разделял вместе природу и Бога и Мойры.

«Из двух природ, бессмертной и смертной, Он создал одну – природу человека — одну и ту же самую; и сотворив человека бессмертным и каким-то образом смертным, Он поместил его между богоподобной и бессмертной природой и смертной, и установил его здесь, чтобы на виду у всей совокупности вещей он созерцал их все».

Продолжение – Лиз Грин. Астрология судьбы. Фичино