Лиз Грин. Астрология судьбы. IV и X дома.

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Астрология судьбы. Мифологические образы родителей

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Ось Асцендент-Десцендент можно рассматривать как репрезентацию индивидуальной судьбы. Но Меридиан совсем другой. Знаки, планеты и аспекты, которые находятся в двух родительских домах, четвёртом и десятом, не являются объективными портретами родителей. Это архетипические образы, боги или «предопределения», и именно эти боги определяют «характеристики системы» в семье в гораздо большей степени, чем личностные различия и сходства. В конечном счёте, я не считаю эти «предопределения» негативными, хотя они определённо становятся таковыми, если человек пытается отмежеваться от того, что они представляют, в надежде, что он сможет освободиться от своей семьи. От планет десятого и четвёртого домов невозможно отделаться, как невозможно отделаться от Солнца и Луны. Это поистине судьба – унаследованные образы, которые должны быть прожиты. Если бы я собиралась придумать гороскоп для Ореста, я бы вообразила, что у него, возможно, Плутон расположен на МС в оппозиции к Солнцу на IC, таким образом, представляя битву между матриархальной силой Эриний и солнечной силой Аполлона. Поскольку для людей с аспектом Солнце-Плутон не является нетипичным разрешать свои конфликты посредством какого-то разрушения, большого или маленького, этот аспект не будет неуместным и для греческого героя. Возможно, у него также мог бы быть Сатурн, соединённый с Солнцем и вовлечённый в оппозицию к Плутону, поскольку суждение Аполлона – суровый и непреклонный закон; и у него, вероятно, на Асценденте были бы Весы, так как ему потребовалось много времени, чтобы решить, на чьей он стороне. Но подобные расстановки не указывают буквальным образом на то, что мифологическая пожирающая мать устроила хаос в жизни молодого человека. К сожалению, не всё так просто. Ни одна мать не является просто Плутоном. Даже у мифологической Клитэмнестры тоже есть своя история, и в трагедии Эсхила она вызывает некоторое сочувствие, брошенная жертва жестокости и неверности своего мужа, скорбящая о потере дочери, уничтоженной его гордостью и глупостью. И ни один личный отец не является чисто Солнцем-Сатурном, сияющим, мудрым, всезнающим и тем, кто дарит закон. Эти фигуры действительно не говорят о родителях. Орест через своих родителей переживает богов. Плутон и Солнце-Сатурн здесь говорят о самих богах; и они являются судьбой Ореста.

Теперь я перепрыгну от этого довольно простого введения к истории молодой женщины, чья карта следует ниже. Вопросы семейной судьбы лучше всего можно проиллюстрировать на примере.

Этот пример является примером действительно «идентифицированного пациента», потому что она – я назову её Рене Р. – страдает от заболевания, которое психиатрия называет аутизмом, наиболее распространённой формой «детского психоза». Рене, конечно, больше не ребёнок, как будет видно из приведённых данных о рождении; сейчас она аутичный взрослый, находится под присмотром в учреждении. Психиатрический диагноз аутизма оставляет желать лучшего. Лечения не существует, и психиатрия считает, что нет никаких доказательств в пользу психотерапевтического, ориентированного на понимание подхода. Этот диагноз опровергается работой таких аналитических психологов, как Майкл Фордхэм, о ком подробнее мы узнаем позже. Но это общепринятая формула в психиатрических учреждениях, куда и попадает большинство страдающих аутизмом детей. Хотя в более позднем возрасте возможно некоторое улучшение социального поведения, большинство взрослых аутистов, как и Рене, остаются умственно неполноценными в учреждениях или семьях. Важность природных и эмоциональных факторов в психиатрических исследованиях являются спорными. Другими словами, с точки зрения медицинского истеблишмента, аутизм, грубо говоря, – это состояние, причины которого неясны, лечение которого остаётся загадкой, а прогноз негативный.

Продолжение – Лиз Грин. Семейная судьба