Лиз Грин. Астрология судьбы. Психологический аутизм и семья

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Астрология судьбы. Семейные гороскопы

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Таким образом, с точки зрения Уикс, ребёнок, такой как Рене, бросает быстрый взгляд вовне (или что-то, что является пред-эго, но, тем не менее, разумным существом, бросает этот взгляд) и говорит себе: «Нет, спасибо». Всё, что находится снаружи, очевидно, слишком ужасно, слишком чудовищно, слишком угрожающе, слишком губительно для жизни, чтобы заслужить эти усилия. Тело продолжает развиваться, а ребёнок живёт в полутени бессознательной Самости. Его ритуалы напоминают ритуалы животного, например, собаку, которая кружит по кругу перед тем, как устроиться в своей корзине. Эго, комплекс сознательной адаптации к окружающей среде, никогда не отделяется от Самости, хотя зарождающиеся черты личности, которые отражаются в гороскопе рождения, могут быть мельком увидены в грубой и примитивной форме. Можно спросить, почему Рене сочла жизнь невыполнимой задачей. Возможно, это связано со всей этой яростно подавляемой жизнью в семье Львов, которая не может проживаться. Интересно, какой психический заряд накапливается в коллективной ткани такой подавленной группы людей. Вероятно, если такие вещи могут быть восприняты психикой новорождённого ребёнка, то это достаточный повод для отказа психологического рождения.

Юнг предполагает, что в основе аутистической абстиненции лежит комплекс. Хотя мы ещё поговорим о комплексах и судьбе позже, это может означать, говоря очень упрощённо, что существует комплекс ассоциаций, образов и реакций, который действует как магнит в бессознательном и уводит либидо, жизненную энергию, от внешнего мира внутрь и вниз к самому себе.

«Аутистическое отступление в свои фантазии – это то же самое, что я описал в другом месте как заметное распространение фантазий, связанных с комплексом. Усиление комплекса идентично увеличению сопротивления… «Жизненная рана» – это комплекс, который естественно присутствует в каждом случае шизофрении и по необходимости всегда влечёт за собой феномен аутизма или аутоэротизма, поскольку комплексы и непроизвольная эгоцентричность неразделимы и взаимны … Некоторое время я использовал для этого состояния концепцию интроверсии».

С этой точки зрения аутизм – это крайняя интроверсия, крайний уход жизненной энергии в бессознательное в направлении комплекса. Но что в случае с Рене является комплексом, «жизненной раной», как выразился Юнг? Возможно, меня можно простить за то, что я становлюсь мифологичной, но я бы предположила, что этот комплекс имеет какое-то отношение к яростному льву, разгневанному божеству, которое, будучи лишено внешнего выражения на протяжении жизни нескольких поколений, теперь обитает в подземном мире и пожирает изнутри. Сильнее всего мне вспоминается греческий образ семейного проклятия, воплощённого в гневной силе, каким-то таинственным образом действующей внутри семьи и провоцирующей действия, которые, в свою очередь, приводят к катастрофе. Если рассматривать с этой точки зрения, аутизм Рене – это не «вина» миссис Р. Скорее, вся семья, включая миссис Р., находится во власти чего-то, что разрушительно действует изнутри, потому что ни один член семьи – кроме Роуз — не является достаточно сознательным, чтобы выразить это во внешней жизни.

Майкл Фордхэм в своей книге «Самость и аутизм» предлагает исчерпывающее и информативное исследование этого предмета. Он начинает свое обсуждение аутизма, цитируя Виникотта и Беттельхейма, двух аналитиков, которые убеждены, что окружающая среда и, в частности, мать имеют решающее значение в случаях вторичного (неорганического) аутизма. Виникотт считает, что имел место дефект окружения, в то время как Беттельхейм заходит так далеко, что утверждает, что аутичные дети страдают аутизмом, потому что они пришли на свет и столкнулись с матерями, которые желали их смерти. Это, само собой разумеется, крайняя точка зрения, и она не согласуется с выводами Фордхэма; не согласуется она также и с открытиями астрологии, хотя Фордхем, вероятно, не обрадуется, обнаружив, что гороскоп подтверждает его точку зрения.

«Если аутичные дети живут во “внутреннем” мире, это никоим образом не ощущается – скорее, они живут в мире объектов (включая части их собственных тел), расположение которых часто очень точное и организованное, хотя и не распределено с точки зрения того, что является внутренним, а что внешним. На основании подобных наблюдений кажется вероятным, что гипотеза о барьере, защищающем внутренний мир, – это просто предположение, сделанное взрослыми для объяснения недоступности ребёнка; это часто воспринимается родителями как барьер, когда, с точки зрения переживаний ребёнка, такое чувство не возникает, потому что барьер установлен не против них, а против объектов не-я. Он может знать и чувствовать барьер, но это не заслон для защиты внутреннего объекта».

Затем он продолжает:

«Предполагается, что основное ядро аутизма представляет в искаженной форме первичную интеграцию младенчества, и что идиопатический аутизм – это неупорядоченное состояние интеграции, обусловленное неспособностью «я» к деинтеграции».

Насколько я понимаю это утверждение Фордхэма, он не так уж далёк от Уикс: Самость должна деинтегрироваться, чтобы сформировалось эго, а она этого не делает, тем самым сохраняя первоначальную “целостность”’ новорождённого до того, как начнутся отношения с внешним объектом (матерью, материнской грудью). Поэтому ярость и гнев аутичного ребенка направлены на любой внешний объект, который не соответствует требованиям внутреннего я-объекта, или, другими словами, на все, что воспринимается как «не я».

Продолжение – Лиз Грин. Астрология судьбы. Гороскоп Рене