Лиз Грин. Астрология судьбы. Рассуждения

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Понятие индивидуальных кер, даймона и мойры

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

«Другие проявления, менее очевидные в конкретных терминах, чем призвание, также, по-видимому, отражают импульс даймона. Индивидуум непременно сталкивается с ним в любви. Платон писал, что Эрос был великим даймоном, и повеления любви отменяют столь многие другие соображения, что можно сказать, что любовь может быть одним из самых глубоких переживаний судьбы, с которыми может столкнуться индивидуум. Любовь тоже «куда-то идёт», потому что она меняет человека и может увести его в другую фазу его развития. Хотя Плутон играет важную роль в вопросах компульсивного влечения, даймонический аспект любви имеет совсем другой оттенок. Платон так говорит об этом в «Федре»:

«То же самое и с последователями других богов. Каждый человек в своей жизни чтит и подражает, как только может, тому богу, сонму которого он принадлежал, пока ещё не испорчен в своём первом воплощении здесь; и способом, какому он таким образом научился, он ведёт себя со своим возлюбленным и с остальными людьми. И так, каждый выбирает среди красавцев возлюбленного, соответствующую его характеру; а затем, как если бы его избранник был его богом, он делает из него кумира и одевает для поклонения … И это стремление обнаружить сущность своего истинного бога, выслеживая его в себе, вознаграждается; ибо они принуждены смотреть на бога, не отступая, и когда их память удерживает его, его дыхание наполняет их, и они разделяют его атрибуты и его жизнь настолько, насколько человек может войти в божественную природу. И за эти благословения благодарят возлюбленного, любя его еще глубже … В любящем его он видит себя, как в зеркале, не зная, кого видит. И когда они вместе, он тоже избавляется от боли, а когда они разлучены, он тоскует так же, как тоскуют по нему; ибо в его сердце отражается образ любви, который является ответом на любовь». (83)

Таким образом, любовь – это судьба, потому что она отображает бога внутри самого человека. Фактически, весь образ жизни человека несет на себе печать его даймона, и если взглянуть на него ретроспективно или с расстояния, паттерн очевиден. Только, пока мы живём, это чрезвычайно трудно, а может быть, и невозможно увидеть, за исключением тех редких моментов ясности, которые могут случиться во время великого кризиса или страдания, когда целеустремленность переживания оставляет приводящее в трепет ощущение движущей силы, иной чем эго и отличающейся от слепых инстинктивных границ, рассматривавшихся нами в первой части книги.

Хотя я всё это время погружалась в бездонный резервуар мифа, чтобы проиллюстрировать некоторые проявления Мойры в индивидуальной жизни, теперь я хотела бы подойти к своду мифов по-другому. Моё намерение состоит в том, чтобы пройти через знаки зодиака, собирая, прошу прощения за витиеватую метафору, мифические цветы в качестве дополнения к обычным определениям, которые обычно даются каждому знаку. Знаки зодиака, акцентированные в индивидуальном гороскопе, – это больше, чем показатели поведения. Они – душа человека, боги, «к чьему сонму он принадлежал», и поэтому они – его судьба в том смысле, который описывает Новалис. Зодиакальный знак гораздо глубже, чем просто список качеств поведения. Это «mythos», схема или план, отображаемый в рассказе – паттерн развития, архетипическая тема. Несколько разных мифологических персонажей населяют область одного астрологического знака, и разыгрывается драма, иногда трагическая, иногда комическая, но всегда телеологическая. Я убеждена, что эти истории, которые формируют остов индивидуального паттерна развития, являются чем-то из того, что мы переживаем как судьбу – судьбу в форме даймона – потому что история содержится внутри нас при рождении и просто ожидает, когда её расскажут, облекая плотью событий, осознанных решений и ощущений индивидуальной жизни. Поскольку, как и Новалис, я чувствую, что даймон и душа – это два названия одного и того же принципа, мифологические истории, предполагаемые паттернами в гороскопе, являются как внешними, так и внутренними и пронизывают не только внешнюю жизнь человека, но и также тайные уголки его сновидений. Таким образом, во сне появляются образы, характерные для гороскопа и знаков, которые сильно заселены; и эти образы, в свою очередь, являются образами мифа. Они отличаются от традиционных зодиакальных животных и более сложны. Но они являются неотъемлемой частью одного и того же даймона. Мы уже видели некоторые из них в примерах сновидений, которые я приводила в предыдущих главах. В свою очередь, эти мифологические персонажи, воплощающие в себе веления души и раскрывающие индивидуальную судьбу или «предназначение», также являются обычными людьми, населяющими внешнюю жизнь человека, которых он встречает в родителях, детях, партнёрах, сослуживцах, друзьях, врагах и большом коллективе.

Продолжение – Лиз Грин. Астрология судьбы. Героический квест