Лиз Грин. Динамика мифов и астрологических символов

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Отношения между мифом и астрологическим символизмом 2

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Я никогда не находила очень продуктивным играть с гороскопом в игру «расскажите мне, какой мой миф». Существует такое множество мифов, и индивидуум трансформирует и комбинирует эти мириады разнообразных тем или готовит из них индивидуальный бульон, который в действительности невозможно обрисовать в нескольких предложениях, даже если это попытается сделать мудрейший из астрологов. Также я задаюсь вопросом, возможно ли реально представить себе ход пьесы, пока мы всё ещё находимся на подмостках. Вероятно, по другую сторону смерти сценарий может быть прочитан полностью, но наибольшее, что мы можем мельком увидеть в то или иное мгновение, это сцена, которую мы разыгрываем, и связь с прошлыми сценами, и очень тусклый интуитивный проблеск в то, каким может быть следующий акт драмы.

Большинство мифов, к которым я буду обращаться на следующих страницах, являются греческими, с редким и небольшим числом упоминаний египетских или тевтонских легенд. Это не потому, что другие мифологии не подходят, но из-за того, что я не очень в них разбираюсь. Читателю остаётся выяснить, какие из мифических образов резонируют с ним больше всего, или наилучшим образом работают в его жизни, и амплифицировать** наш астрологический язык в соответствии с собственным опытом. Лично меня привлекает многообразие и утончённость греческого пантеона, который, за исключением индуистского, является также самым ироничным и полным юмора. Однако я встречала людей, испытывающих глубокую любовь к суровому достоинству и простоте египетского мифа, или романтичности и «неотмирности» кельтских волшебных преданий, или нравственной порядочности легенд североамериканских индейцев, или страстному мистицизму русских народных сказок, или к грандиозному космическому размаху индусских богов. Я убеждена, что индивидуум часто ощущает сильную связь также с богами своего собственного наследия — семейного, национального или расового. Человек встречает этих «наследственных» богов во снах, хотя может быть убеждён, что они давно забыты более циничными родителями и дедушками-бабушками. Конечно, Библия изобилует некоторыми богатейшими и глубочайшими мифологическими темами, и существует не так уж много аспектов человеческой саги, которые она охватывает; хотя есть те, кто может счесть такой взгляд на неё оскорбительным, предпочитая видеть в ней соединение конкретной и буквальной истины, а истории других религий и культур считать «всего лишь» мифом. С другой стороны, полезно помнить, что для греков Эдип и Орфей, Ахилл и Зевс, эринии, горгоны, Мать Диа и Мойра так же были «истинными», и для этой культуры они были настолько же фактическими и «реальными», насколько и жизнь Иисуса для нашей.

Даже одиночная фигура, такая как лунная богиня Артемида или Гермес, бог-трикстер, не может быть отделена от тех историй, в которые она введена. Миф включает в себя движение, он не статичен. Он описывает процессы и динамику, а также качества. Зодиакальный знак, если смотреть на него с точки зрения мифа, также является динамической историей, а не неким набором характерных качеств или определённой моделью поведения. Каждый знак содержит свои собственные конфликты, амбивалентности, дуализмы, побуждения, недостатки, сильные стремления, коллизии и соглашения между персонажами. По моему опыту, когда эти динамические фигуры движутся внутри личности — и их движение наиболее отчётливо можно наблюдать в снах и астрологических прогрессиях и транзитах — они отражают движение между разными частями психики. Экстериоризируя наши мифы, что каждый из нас делает в разные жизненные периоды, мы притягиваем в нашу жизнь других людей, чтобы они взяли на себя ту или иную роль, а сами бессознательно идентифицируемся с тем или иным персонажем той же истории. Таким способом персонажи мифа оказываются активными и динамическими аспектами нашей судьбы, даймонами, и мы втягиваем внешний мир в наши собственные мифы в тех точках, где мифы внешнего мира соприкасаются с нашими собственными. Таким образом мы, как сосуды для мифа, творим нашу судьбу.

** см. амплификация в психологии – http://www.berdof.com/amplifikaciya/

Продолжение следует…