Лиз Грин. Глава 3. Марс.

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса – «Внутренние планеты. Строительные блоки персональной реальности».

Начало – Лиз Грин. Венера-Юпитер

Перевод  – Игорь Сивак, 2019г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

«Агрессия вовсе не обязательно разрушительна. Она проистекает из врожденной склонности к овладению жизнью, которая, по-видимому, характерна для всего живого. Только когда этой жизненной силе препятствуют в её развитии, с ней оказываются связаны компоненты гнева, ярости или ненависти».
Клара Томсон

ВОИН И БАБНИК

МИФОЛОГИЯ И ПСИХОЛОГИЯ МАРСА

Лиз Грин
Поскольку сегодня мы имеем дело с темой Марса, мы можем быть намного более агрессивными. Вчера вечером мы с Говардом говорили об упражнениях в управляемом воображении для Венеры, которые он вам давал, и мы пытались придумать что-то подходящее, что могло бы помочь кристаллизовать значение Марса. Мы решили, что вы можете закрыть глаза, представить себе знак вашего Марса, а затем ударить кулаком человека, сидящего рядом с вами.

У всех вас есть схема мифологических образов, связанных с Марсом? (См. Рисунок 2) Одно простое определение Марса состоит в том, что это боевой принцип для Солнца и в некотором смысле боевой принцип для всех внутренних планет, которые находятся внутри его орбиты. Необходимость в боевом принципе очевидна, так как существует большой мир, в котором рано или поздно человек столкнется с конфликтом или вызовом своей индивидуальности, своим ценностям и даже своему физическому и психологическому выживанию. Неизбежно, все мы должны бороться за то, кем мы являемся, начиная с борьбы за выход из матки. В средневековой астрологии Марс считался вредным принципом, «злодеем», и эта коннотация всё ещё цепляется за планету в более «духовных» астрологических подходах. Но хотя весь тернистый мир агрессии, войн и конфликтов – это не то, что мы могли бы, в идеале, включить в совершенный мир, и научиться работать с Марсом осознанно и конструктивно — задача непростая, без Марса мы бессильны, а тогда чей-то чужой Марс изобьёт нас до полусмерти. Это простой, прагматичный подход к ценности планеты, который, похоже, ускользает от многих астрологов.

Я буду довольно много говорить о проблеме бессилия на всех уровнях и о том, что происходит с нами, когда Марс в карте не выражен. Эта жёсткая маленькая планета даёт нам наше первоначальное определение в жизни; это самый основной инструмент сепарации от матки и коллектива, потому что в тот момент, когда мы отстаиваем то, кем являемся, либо то, чего хотим или что ценим, мы определяем себя как безвозвратно отделенные от других. Как только Марс выступит открыто, и заявление будет сделано, его нельзя отменить, также, как мы не можем заползти обратно в матку, после того как начали дышать самостоятельно, и пуповина оказалась перерезана. Таким образом, в марсианских действиях есть абсолютное и необратимое качество, которое является одной из причин, почему у многих людей возникают проблемы с овладением этой планетой.

Марс не может говорить загадками и двусмысленно, чтобы скрыть свои следы; он просто говорит, как Мартин Лютер (у которого Марс был одним из управителей знака его Солнца): «На том стою и не могу иначе. Помоги мне, Господь!». Даже извинившись и загладив вину, невозможно вернуться в то состояние совершенного слияния, которое существовало до ссоры. В романтических отношениях «первая ссора» – это огромный водораздел, и после неё ничто не может быть таким, как прежде. В начале любовного романа председательствуют Нептун и Венера, и кажется, что два сердца бьются как одно – вы все должны знать эти слезливо-сентиментальные фильмы, как, например, «История любви», где «любви никогда не приходится говорить, что вы сожалеете». Марс испытывает отвращение к такого рода чувствам; единственное время, когда мы переживаем реальность двух сердец, бьющихся как одно, случается в утробе матери, и всё это слияние заканчивается при рождении. Эти удивительные чувства совершенной эмпатии и понимания разбиваются, когда эффектно появляется Марс, и вспыхивает ссора, которая разграничивает отдельные идентичности двух людей. Это первая трещина в окружающих Райский сад стенах, и даже если трещина очень быстро заделывается, змею каким-то образом удаётся проникнуть внутрь. Поэтому часть нас боится Марса, ибо совершив действие от своего имени мы не можем в него вернуться.

Рисунок 2. Мифологические выражения Марса.

Продолжение – Лиз Грин. Марс. Часть 2.