Лиз Грин. Гороскопы Давида и Джин Бейтс. Продолжение

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Гороскоп Джин Бейтс

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Похоже, что кризис надвигался на обоих этих людей, которые, безусловно, по-своему глубоко любили друг друга, но были плохо подготовлены, чтобы справиться с более запутанными бессознательными аспектами самих себя и своих отношений. Их вряд ли можно за это «винить», поскольку ценности и стандарты, с которыми оба были воспитаны, едва ли подготовили их к более изнаночной стороне брака, олицетворяемой Плутоном, аспектирующим и Венеру, и Марс в обеих картах. Не тратя ещё пятьдесят страниц на конкретные психологические особенности пары, достаточно сказать, что опыт переживания Дэвидом матери и, следовательно, женщин отражён в его гороскопе как чрезвычайно мощный и очень манипулятивный; в то время как переживание его отца и, следовательно, возможностей его собственной мужественности отражается как фрустрированный и разочаровывающий. У Джин, с другой стороны, есть образ матери, подобный образу матери у её мужа, поскольку у обоих Сатурн расположен в десятом доме; и её образ отца также не отличается от образа отца её мужа, поскольку её Солнце находится в оппозиции к Нептуну, предполагая идеализацию и обожание, маскирующее ощущение потери и разочарования; в то время как Марс в четвёртом доме в оппозиции к Сатурну и в квадрате к Плутону предполагает скрытое насилие и мощную невыраженную сексуальность, связанную с отцом. Таким образом, у обоих людей один и тот же паттерн: репрессивная и могущественная мать, и фрустрированный и сердитый отец, который казался «слабым». Возможно, каждым из них другой воспринимался как суррогатный родитель, что не является необычной ситуацией во многих более традиционных молодых браках. Эта кровосмесительная и глубоко бессознательная связь не разорвалась до тех пор, пока Давид не «вышел на пенсию» в обоих смыслах этого слова во время своего прогрессивного аспекта Солнце-Уран, и не начал вырываться на свободу. Атмосфера в доме, где два человека никогда не удаляются из поля зрения друг друга и одновременно претерпевают значительные солнечные прогрессии к внешним планетам, не могла быть мирной. Но Джин Бейтс не могла вспомнить вообще ничего плохого, кроме того, что она по необъяснимым причинам постоянно терять сознание.

Транзит Плутона, который пересекал Асцендент Давида и делал квадрат к его Сатурну на Середине Неба, также, как я упоминала, был в оппозиции натальному Марсу Джин и активировал соединение Марс-Сатурн в карте рождения и прогрессивное соединение Меркурий-Марс. Это снова подразумевает ситуацию разочарования и глубокого гнева, а также потребность в изменениях и освобождении. Я предполагаю, что Дэвид и Джин начали обнаруживать всевозможные глубокие обиды друг на друга, однако ни одна из сторон не могла справиться с такими эмоциями. Джин – очень характерный Водолей, который никогда бы не подумал сказать кому-либо обидную или эгоистичную вещь. Её мировоззрение позитивное и благодушное, и нет никаких признаков присутствующих в её карте Асцендента в Скорпионе или Тау-квадрата Венера-Марс-Плутон. Но этот сильный плутонианский компонент в ней предполагает, что она должна была давать понять о своих чувствах через атмосферу и всевозможными скрытыми способами, и эти чувства должны были быть действительно очень сильными. На поверхности эти обморочные припадки обычно достигали своей цели, поскольку ее муж всегда был чрезвычайно внимателен, заботлив и предан, когда она чувствовала себя «больной». Однако на каком-то другом уровне он, несомненно, был чрезвычайно зол. Я могу только предполагать, что эта смерть значила для Джин на других уровнях, отличных от сознательного. Конечно, впоследствии она погрузилась в период горя и дезориентации, потому что он был самым важным существом в её жизни. Но я считаю, что эта смерть была также проигрышем в битве, потому что её мужу удалось выскользнуть из её рук, и, таким образом, это было окончательное освобождение от её все более насущной и гневной потребности обладать и, как следствие, отторжение на самом глубоком уровне.

Есть и другие транзиты, без сомнения, имеющие отношение к этим двум картам, и я совсем не коснулась ни средних точек, которые могут быть задействованы, ни других методов прогнозирования, таких как первичные и третичные прогрессии или солнечные и лунные возвращения. Но аспекты, которые я упомянула, рассказывают удивительно яркую историю смерти на многих уровнях, происходящей – или пытающейся произойти – в течение значительного периода времени. Если учесть, что распределение во времени этих аспектов было заложено при рождении обоих людей, ещё более поразительно наблюдать переплетённые перекрёстные аспекты, возникающие во время смерти. Я не утверждаю, что семейные проблемы были «причиной» сердечного приступа Дэвида. Но я предполагаю, что всплытие на поверхность этих проблем и психическая необходимость изменений были синхронны со смертью.

Продолжение – Лиз Грин. Гороскопы сыновей на момент смерти отца