Лиз Грин. Гороскопы сыновей на момент смерти отца

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Гороскопы Давида и Джин Бейтс. Продолжение

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Теперь я хотела бы рассмотреть опыт переживания смерти отца в гороскопах двух сыновей, начиная с младшего сына, которого я назову Тревором. Как ни странно, но в карте Тревора на момент смерти его отца не видно каких-либо серьёзных прогрессивных аспектов. Оба сына удалились из семьи довольно показательным образом – но не показательным для миссис Бейтс. За несколько лет до этого события Тревор эмигрировал в Австралию, а его брат Брайан – в Америку. Таким образом, в момент смерти Тревор не был втянут в семейные проблемы, хотя некоторые аспекты в карте рождения, такие как Луна в квадрате к Нептуну и Солнце в оппозиции к Плутону, предполагают, что дилеммы, которые его родители не смогли решить сами, перешли следующему поколению. У Тревора также есть сигнальный контакт Марса и Сатурна, разделяемый им с обоими родителями и являющийся своего рода «семейной подписью». Но в действительности за год до смерти был один важный прогрессивный аспект: Солнце перешло в двадцать первый градус Рыб и образовало трин к натальной луне в двадцать первом градусе Рака в седьмом доме. Этот аспект, который обычно считается гармоничным и стабилизирующим, предполагает, что жизнь Тревора на самом деле двигалась в очень конструктивном направлении и что он переживал период личного счастья как в профессиональном плане, так и в браке. Это интересно в свете трудностей, которые испытывали его родители, как будто его собственный «внутренний брак» Солнца и Луны представляет собой своего рода отделение от семейной сети и исцеление его собственного внутреннего расщепления между матерью и отцом, предполагаемого квинконсом между Солнцем и Луной. Я часто обнаруживала, что смерть одного из родителей совпадает с периодом в жизни ребёнка, когда происходит внутренняя сепарация с этим родителем. Таким образом, пуповина, связывающая родителя и ребёнка на бессознательном уровне, разрывается, и оба становятся свободны следовать своим собственным судьбам. У меня была возможность наблюдать этот процесс в действии у моих анализандов, когда бессознательное начинает подбрасывать символы, по-видимому, имеющие отношение к внутренней сепарации от родителя, за несколько месяцев до того, как происходит фактическая смерть. Только в ретроспективе становится очевидно, что некоторое внутреннее знание приближающейся смерти уже действует; или, если посмотреть с другой стороны, внутреннее освобождение от родительских уз синхронизируется с внешним опытом потери родителя.

Отношения Тревора с отцом, как показывает карта рождения, не были близкими. Управитель четвертого дома, Марс, находится в оппозиции к Сатурну в Деве в восьмом доме, предполагая, что более структурированная и приземлённая сторона его отца (Девы по Солнцу) была наиболее очевидной стороной для этого младшего сына, и что она была не совсем хорошо принята. Когда мы подойдем к исследованию карты Брайана, старшего брата, мы также найдем Сатурн в восьмом доме; таким образом, оба сына отражают определённую дистанцию или потерю, связанную с опытом отношений с отцом. Аспекты между картами Тревора и Дэвида также довольно сложны и предполагают их противоположность и большую разницу во взглядах. Например, соединение Луны и Нептуна во Льве в карте Дэвида оказывается в оппозиции к соединению Венеры и Меркурия в Водолее в карте Тревора, что предполагает эмоциональность и эгоцентризм отца, которые противоречат рациональности и отстранённости сына. Натальное Солнце Тревора в оппозиции к Плутону также предполагает трудный опыт отцовства из-за подразумеваемых этим аспектом элемента власти и борьбы за доминирование; кажется, что Тревор унаследовал то, что его отец Дэвид Бейтс не мог выразить из собственной плутонианской мощи. Я предполагаю, что своенравие, страсть и доминирование соединения Марс-Сатурн-Плутон на Середине Неба Дэвида, хотя и невыраженные в обычной жизни, были очень очевидны для его сына и способствовали беспрецедентному переезду Тревора в Австралию.

Продолжение – Лиз Грин. Транзиты и сепарация