Лиз Грин и Говард Саспортас. Астрология и анальная стадия развития

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса.

Предыдущий перевод – Астрология и развитие личности. Вопрос выживания. Часть 2

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Следующая стадия – анальная стадия. Зона тела, связанная с этой фазой, – это сфинктер, и проблема заключается в нашей способности контролировать мышцы сфинктера. Эта стадия происходит примерно в возрасте от двух до четырех лет, и некоторые писатели назвали её «ужасными двойками». В то время как в оральной стадии мы формировали мнения о том, каким будет для нас мир, основываясь на том, как мы переживали Мать и раннее окружение, на анальной стадии мы формируем мнение о том, какого рода человеком мы являемся – о нашей силе, ценности и общих способностях. Вопрос больше не в доверии против недоверия, а в «Автономии против Стыда и Сомнения». Главный вопрос уже не в том, «Что за место этот мир?» а скорее: «Как я к себе отношусь?» или «Что я за человек?» или «Я могущественный и эффективный или грязный, противный, плохой и беспомощный?». Архетипы, которые явно выделяются на этом этапе, – это Солнце и Марс. Наши собственные врождённые ожидания и архетипические паттерны (как показано Солнцем и Марсом) проявляются и приукрашиваются. Я также заметил, что оппозиции между Тельцом/Скорпионом, Раком/Козерогом и Девой/Рыбами может показывать проблемы или трудности на этой стадии. Другими словами, следите за полярностью земли и воды. Я объясню подробнее позже.

Другой важный вопрос, который возникает на этом этапе – кто решает? Кто решает – ты или я? Мать или дитя? Во время анальной стадии мы устанавливаем большую обособленность, индивидуальность и автономию. Это напрямую связано с определёнными физиологическими изменениями. Мы становимся более скоординированными, и диапазон нашего влияния расширяется. Мы учимся ходить и начинаем говорить; мы можем больше исследовать. Нам открывается всё больше мира. Раньше мы находились в основном в рецептивной позиции, принимая вещи в себя или хватаясь за них. Теперь мы можем заявлять о себе окружению более прямо. Учитывая, что мы чувствуем себя в достаточной безопасности и при условии, что окружение не является чрезмерно репрессивным, мы, естественно, наслаждаемся нашей растущей автономией и независимостью. Однако, как это ни парадоксально, наша растущая способность перемещаться и действовать в этом мире сталкивает нас с разочаровывающим ощущением нашей собственной малости и неадекватности. Есть вещи, которые намного больше, чем мы, которые пугают нас и угрожают нам. Есть пределы тому, что нам разрешено делать или говорить. Мать злится на нас, если мы хотим расширить нашу автономию на оживлённую дорогу или если говорим определённые вещи, которые ей не нравятся. Нас заставляют стыдиться или отвратительно себя чувствовать из-за некоторых вещей, делать и пробовать которые нам доставляет удовольствие. Вот почему для этой стадии Эриксон подчеркнул дилемму «Автономия против Стыда и Сомнения».

Мать берёт на себя роль великой «говорящей-Нет», подавляя нас и ограничивая определенные формы выражения. Если в те моменты этой стадии, когда вы выражаете свою независимость и индивидуальность, вас по какой-то причине отчитывают или шлепают, тогда у вас развивается ощущение того, что вы плохие, и что вы бессильны против жизни. Позже, всякий раз, когда вы захотите выразить свою волю или свою независимость, это может сопровождаться чувствами незащищённости и тревоги. Если вас воспитывали в слишком репрессивном или осуждающем окружении, вы можете расти с мыслью, что вы не смеете быть собой или что вы нуждаетесь в том, чтобы другие говорили вам, что делать. Вы чувствуете себя виноватым, если идёте против власти или отстаиваете свои права. У вас остаётся ощущение, что жизнь сильнее вас. Через минуту мы рассмотрим астрологические корреляты такого рода переживаний.

Нет сомнений в том, что дети трудны на этой стадии, но было бы полезно, если бы родители оценили положительные последствия развития воли для роста ребёнка. Иногда я смотрю, как мать усмиряет ребенка, и мне от этого очень больно. Я вижу это на улице или в ресторане, и иногда мне хочется достать свой дневник и записать ребёнка на приём на 2003 год, когда он вырастет во взрослого человека с серьёзными личностными проблемами. Я видел что-то подобное на днях в супермаркете. Ребёнок лет четырёх или около того помогал своей матери толкать тележку с покупками. Его мать пошла за другими вещами с другой полки и сказала ему стоять там, где он был с тележкой, и не двигаться. Итак, мать пошла дальше по проходу, а маленький мальчик стоял там, прикованный к месту с тележкой, полностью подчиняясь инструкциям своей матери. Но проблема была в том, что ребёнок всем преграждал дорогу. Несколько человек попросили его с его тележкой подвинуться. Он действительно мешал, и, наконец, сделал это – пошёл с тележкой дальше по проходу, и люди прошли мимо. Как раз в этот момент мать вернулась и увидела, как он двигает тележку. Она начала кричать на него и шлёпнула его: «Я говорила тебе не двигать эту тележку…». Я наблюдал за этим бедным ребёнком, находящемся в таком затруднительном положении. Должен признать, я не мог держать язык за зубами, и мне пришлось вмешаться – прямо за прилавком с консервированными персиками я начал рассказывать матери, что произошло, и читая ей небольшую лекцию о развитии воли и автономии против стыда и сомнения! Она посмотрела на меня со смесью ужаса и пустоты. Но на самом деле, какой опыт для бедного мальчика. Интересно, какое утверждение о жизни и использовании своей воли он сформировал? Он определённо оказался во вдвойне затруднительном положении – в любом случае он не мог выиграть.

Продолжение – Лиз Грин и Говард Саспортас. Астрология и анальная стадия развития. Битва