Лиз Грин и Говард Саспортас. Астрология и анальная стадия. Третий дом

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса.

Предыдущий перевод – Лиз Грин и Говард Саспортас. Астрология и анальная стадия. Дополнение

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Третий дом имеет некоторое отношение к анальной фазе из-за его связи с движением и подвижностью. Во время анальной фазы мы добиваемся достаточной физиологической координации, чтобы легче перемещаться в окружающей среде. Знаки и планеты в третьем доме показывают нашу предрасположенность к избирательному восприятию определённых аспектов ближайшего окружения и к пренебрежению или игнорированию других. Например, те, у кого в третьем доме Венера, улавливают более приятные и доброжелательные аспекты окружения. Соответственно, они будут чувствовать близость и открытость к тому, что их окружает. Но те, у кого в третьем доме Сатурн, могут воспринимать более мрачные, ограничивающие или более холодные свойства окружающей среды. Следовательно, в их глазах это небезопасное место для свободного по нему передвижения. То, как мы относимся к братьям и сестрам и как с ними взаимодействуем, также будет показано третьим домом.

Для ребёнка способность передвигаться по окружающему его пространству очень важна, потому что движение – это опыт. И движение, и опыт стимулируют мозг и стимулируют мышление. Следовательно, мы связываем третий дом не только с ближайшим окружением, но и с умом – с тем, как мы думаем. Вы заметили, что когда я читаю лекцию, я много двигаюсь. Я обнаружил, что перемещение активизирует моё мышление и помогает мне устанавливать связи. Можно сказать, что движение действительно помогает мозгу развиваться. Меркурий – естественный управитель третьего, который управляет короткими путешествиями, а также мышлением.

Некоторые исследователи экспериментировали с обезьянами в этом направлении. Всего было две группы: одну растили в клетке с движущимся маятником, а другую – в клетке с неподвижным маятником. Маленькие обезьяны, которых растили с неподвижным маятником, выросли более боящимися людей, менее исследовательскими и в целом неадаптивными по сравнению с другими. Возможно, мы можем сделать вывод, что если во время анальной фазы детей держат под слишком сильным контролем, они не только ограничены в движениях и опыте, но и их мозг может развиваться не так хорошо по сравнению с детьми, которым позволено больше свободы.

Ограничение движений и опыта не означает просто слишком долгое пребывание в детском манеже. Родители могут поместить своих детей в ментальные смирительные рубашки. Некоторым детям разрешается думать или говорить только определённые мысли, которые соответствуют тому, что одобряют родители. Таким образом, детей заставляют очень осторожно относиться к тому, что они делают, говорят или думают, и, следовательно, они теряют способность быть спонтанными и непосредственными. Если они ненавидят учителя в школе, они не могут прийти домой и поговорить об этом. Они должны подавить мысли и выяснить, что можно сказать. Следовательно, с некоторыми чувствами никогда не удается полностью справиться, и вся психика становится перегруженной. Исследуйте свой третий дом на предмет связанных с этим вопросов — спонтанность в противопоставлении подавлению мысли, движение и переживание.

Если вы в школе изучали биологию, то наверняка слышали фразу «онтогенез повторяет филогенез». В утробе матери мы эволюционируем от рыбы к человеку. Точно так же в первые тридцать шесть месяцев жизни мы повторяем это эволюционное развитие снова. У Джин Хьюстон в книге в «Человек возможный» есть глава под названием «Пробуждение своей эволюционной истории». Над этими идеями она работала с Моше Фельденкрайзом – он был основателем техники, которая помогает развить большее осознание посредством движения. Идея Хьюстона состоит в том, что если нам не удастся (в первые тридцать шесть месяцев жизни) совершить плавный переход от состояния рыбы к состоянию земноводного, затем через состояние рептилии и обезьяны до момента, пока мы не встанем прямо как человек, тогда будет нанесён ущерб общей психологии. Когда мы рождаемся, у нас «рыбий мозг», мы перемещаемся, как рыба, и есть часть нас, которая должна действовать, как рыба. В свою очередь, эти движения активируют рост той части мозга, которая отвечает за развитие амфибии и рептилии. На этом этапе младенец начинает ползать на животе и координировать движения рук и ног. (Все мы действительно должны лечь на пол и опробовать эти этапы.) Это движение, в свою очередь, активирует части мозга ранних млекопитающих, и мы начинаем ползать на четвереньках. Ползающее движение активирует части мозга новых млекопитающих, и мы начинаем совершать движения, похожие на движения обезьяны, раскачиваясь из стороны в сторону. Я продемонстрирую вам это – вот так. И так до тех пор, пока не разовьются более человеческие части мозга.

Хьюстон утверждает, что для того, чтобы быть физиологически и психологически здоровыми, нам необходимо в полной мере пережить каждую из этих стадий развития. Если ребёнок не может полностью пережить, например, фазу рептилии (когда он начинает ползать на животе и координировать движения рук и ног, а также учиться координировать верхнюю и нижнюю оси тела), то есть опасность возникновения проблем с половым развитием.

Если ребёнок жестко ограничен или стеснён упряжью для малышей во время фазы обезьяны, которую я вам показал, то наблюдается уменьшение любопытства и снижение способности к обучению навыкам и подражанию. Таким образом, движение и некоторая степень свободы самовыражения в ранние годы жизни важны, если мы хотим вырасти взрослыми, которые смогут полностью использовать свой потенциал. Теперь я хотел бы перейти к эдиповой стадии.

Продолжение – Лиз Грин и Говард Саспортас. Астрология и эдипова стадия