Лиз Грин и Говард Саспортас. Часть 2. Родительский брак в гороскопе

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса.

Предыдущий перевод – Лиз Грин и Говард Саспортас. Астрология и подростковый период. Часть 5

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

«Родители – паттерны».
Томас Фуллер

АРХЕТИПИЧЕСКАЯ ОСНОВА И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Тема сегодняшнего семинара, родительский брак, как он выглядит в гороскопе, и последствия этого для личных отношений – это не только о ситуации в реальной жизни. Родительский брак также является архетипическим образом , и именно это измерение я хотела бы исследовать в первую очередь. Власть брака родителей над психикой ребенка и, в свою очередь, над более поздними паттернами взаимоотношений ребёнка, когда он становится взрослым, отчасти объясняется этим архетипическим измерением, потому что настоящие родители представляют собой проводников или носителей архетипических родителей. Для ребенка они являются Матерью Мира и Отцом Мира и становятся настоящими людьми только в более позднем возрасте – если вообще становятся. Архетипический образ описывает паттерн или предрасположенность к определённому виду инстинктивного выражения, жизненному опыту, который является общим для всех человеческих существ. Человеческая психика переживает эти инстинктивные побуждения как компульсивные и, следовательно, как нуминозные, потому что они возникают с уровней, которые мы не можем понять и не можем контролировать. Таким образом, психика формирует спонтанные образы, чтобы выразить силу инстинктов. Это боги и богини мифов, и они являются психическими автопортретами базовых паттернов развития.

Например, все мы переживаем период полового созревания, потому что это важнейший биологический и психологический перекрёсток, на котором сексуальная природа человека начинает дифферинцироваться. Половое созревание сопровождается глубокими изменениями на многих уровнях, эмоциональных и духовных, а также физиологических. Часто в это время жизни человек, например, становится очень религиозным и проявляет глубокий и всепоглощающий интерес к духовным вопросам. В мифах и волшебных сказках переход от ребёнка к взрослому, дифференцированному по половому признаку, может быть изображен по-разному, но почти всегда он описывается как обряд посвящения, процесс инициации. Например, мотив «смерти-брака», который появляется как в мифе об Аиде-Персефоне, так и в истории Эроса и Психеи, можно частично понимать как образ перехода от детства и его психического единства с матерью к зрелости и её состоянию одиночества и самосознания. Персефона – дева, которая живёт в слиянии со своей матерью и не тронута жизнью. Её похищает и утаскивает в подземный мир бог Аид, где она подвергается изнасилованию или сексуальному проникновению с его стороны и, таким образом, изменяется в своей сущностной природе. Она больше никогда не сможет вернуться к невинности своего прежнего состояния. Психея, в истории об Эросе и Психее, приговаривается к смерти и уносится своим невидимым женихом, богом Эросом, которого она пока не может увидеть. Как только она смотрит ему в лицо, она меняется, и хотя в конце истории они объединяются, как и в её начале, это другой вид союза, и Психея преобразилась.

Можно сказать, что эти образы инициации соответствуют, на одном уровне, физиологическим и эмоциональным изменениям, которые происходят в период полового созревания. Но тот же паттерн изменения, проникновения, трансформации и обновления может также описывать психологические события, которые случаются в другие критические периоды жизни. Другими словами, мифологический образ – это яркое изображение опыта полового созревания, но сам по себе переход полового созревания также является образом других этапов жизни, на которых происходит перемещение в более глубокое или более широкое сознание.

Продолжение – Лиз Грин и Говард Саспортас. Родительский брак в гороскопе. Рассуждения