Лиз Грин и Говард Саспортас. Родительские сценарии

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса.

Предыдущий перевод – Лиз Грин и Говард Саспортас. Родительский брак в гороскопе. Рассуждения 4

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Родительские сценарии, которые, по-видимому, сопровождают эти расщепления, также очень архетипичны. Иногда я задаюсь вопросом, не раздаёт ли кто-либо сценарии, когда никто не смотрит. Если я буду продолжать развивать пример воздушного человека без воды, то один из родителей – обычно отец, если Солнце находится в воздухе, – получает роль холодного, отстраненного, бесчувственного человека, который живёт в своей голове и не может выразить теплоту чувств. Другому родителю – обычно матери, если Луна находится в водном знаке, либо сильно аспектирует Нептун или Плутон, – достаётся роль эмоционального родителя, голодного и разочарованного, игнорируемого и незамечаемого, всегда ипытвающего душевную боль, скрытно злящегося, но виктимизированного и многострадального и обычно отвергаемого партнёром. Я, конечно, преувеличиваю, но следует выслушать несколько историй из практики. Мы могли бы, конечно, перевернуть эту картину, если есть восемь планет в воде и ничего в воздухе, и предположить, что один родитель является эмоционально доминирующим, собственническим, сильным и склонным к манипуляциям, тогда как другой – слабым, отсутствующим, рассеянным и неэффективным. И так оно и происходит.

Вы можете видеть, что это действительно внутренняя динамика внутри человека. Воздушная сторона побеждает водную, сдерживая подлинные эмоциональные реакции, а водяная сторона становится злой и разочарованной и наносит ответный удар, подрывая человека негативными настроениями и депрессией. Но уловить эту динамику внутри очень трудно. Иногда возникает обратная картина, когда водная сторона побеждает воздушную, превращая всё в грандиозную драму и презирая любые усилия со стороны интеллекта оценить ситуацию объективно и принять во внимание точку зрения другого, также как свою собственную. Тогда воздушная сторона становится всё более бессильной и неэффективной и мстит навязчивыми негативными мыслями. Обычно мы одержимы одним и не осознаем другого, и это отражается в том, как мы склонны становиться на сторону одного родителя против другого. Обычно, когда люди рассказывают о своём детстве, если они отчаянно не стараются быть вежливыми и чрезмерно справедливыми, кто-то становится хорошим парнем, а кто-то злодеем. Первая арена, на которой мы переживаем наши конфликты, – это родители, и образ родительского брака окрашен конфликтом.

И вообще внутреннее и внешнее отражают друг друга. Родители действительно так себя ведут, потому что архетипическое расщепление ещё не интегрировано, а люди с противоположными темпераментами, как правило, естественным образом тянутся друг к другу и вступают в брак. Вероятно, это можно проследить на протяжении нескольких поколений. Затем человек, в чьей карте появляется расщепление, должен попытаться сделать из этого расщепления что-то творческое.

Часто можно услышать, как люди описывают своих родителей весьма архетипично. Кто-то скажет: «Мой отец был очень холодным человеком, он не выказывал к нам особой привязанности», и мы смотрим на карту и видим Солнце в соединении с Сатурном, или в квадрате к Урану, или Уран в четвёртом доме. Или человек говорит: «Моя мама была в очень подавленном состоянии, она всегда много плакала, а мой отец просто относился к ней с презрением». И в карте можно увидеть Луну в соединении с Нептуном, или в квадрате к Плутону, или в оппозиции к Юпитеру из Рыб, или что-то в этом роде. Насколько это объективно правдиво, оценить сложно. В тех случаях, когда мне удаётся встретить родителей кого-то с такого рода ситуацией, представленной в карте, кажется, что родители действительно ведут себя таким образом, хотя некоторые делают это более преувеличенно, чем другие, и хотя их собственные карты могут предполагать другие потенциалы или возможные способы связи. Но я думаю, было бы справедливо сказать, что чем слабее эго и ощущение себя, тем больше коллективное бессознательное имеет тенденцию брать на себя поведение в архетипических формах; и, вероятно, вокруг не так много настоящих индивидуумов, особенно в старших поколениях, где социальные требования были более строгими, а самовыражение более ограниченным. Это как будто архетипический образ родительского брака овладел не только ребёнком, но и родителями. Существует очень странная синхронность между проекцией и крюком, на который мы её вешаем. Почти всегда есть что-то, что действительно присутствует в объективной ситуации, но мы даём этому чему-то совершенно субъективную интерпретацию. Но в конце концов мы все можем состариться и поседеть, споря о том, насколько объективно «истинным» является образ родительского брака в гороскопе. Что является более творческим, так это понимание человеком своей внутренней природы, которое может дать ему этот образ.

Продолжение – Лиз Грин и Говард Саспортас. Родительские сценарии 2