Лиз Грин. Идентификация субличностей. История из жизни. Часть 3

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса.

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Идентификация субличностей. История из жизни. Часть 2

Перевод  – Игорь Сивак, 2022г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Я спросил её, не хочет ли чертёнок что-нибудь сказать хорошей Кэтлин. Чертёнок заговорил, опустив глаза, монотонным голосом в руку, лежащую на её подбородке: «Ты мне не нравишься, Кэтлин. Ты такая скрупулёзная и застенчивая. По крайней мере, у меня есть чувство юмора. Ты позволяешь на себя садиться. Ты такая скучная. Ты чувствуешь себя такой ответственной за всех остальных…» Я чувствовал, что чертёнок, освободившись и трансформировавшись, наделит Кэти необходимыми качествами, чтобы она могла добиться своего, реализовать свои собственные творческие энергии. В то время чертёнок был в угрюмом и сердитом состоянии. Вы бы тоже были в таком состоянии, если бы на вас сидели столько лет. Чертёнок был тесно связан с естественным, спонтанным ребёнком, которого Кэти никогда не имела возможности пережить. Вся эта природная творческая энергия была заперта и превратилась в гнев и депрессию. Установление контакта с гневом стала первым шагом к освобождению этой энергии, так что её можно будет направить в более творческое русло.

Паттерн Кэти заключался в сдерживании чертёнка. Если бы можно было впустить больше чертёнка, то паттерн можно было бы разрушить. Теперь, во время нашей встречи, транзитный Уран начал приближаться к её соединению Марса с Луной и формировать квадрат к Солнцу. Казалось целесообразным, что чертёнка следует освободить, что Уран должен высвободить часть энергии её Марса, и что она должна разрушить свой паттерн сдерживания своей марсианско-уранианской стороны. Вы не можете заставить что-либо выйти наружу, если время не пришло – вы должны уважать то, что другой человек готов пережить. Неправильно стрелять в чьё-то бессознательное. Но транзиты в карте Кэти подсказали и подтвердили, что это было правильное время для вызывания Марса.

В течение следующих нескольких сессий мы договорились исследовать чертёнка дальше. На каждой сессии мы давали возможность её «хныкающему и дующемуся ребёнку» выразить себя. Я спросил её, какой процент времени она была хорошей Кэтлин и какой процент времени она была чертёнком? Она ответила, что сейчас в своей жизни она бывает хорошей Кэтлин/супер-сервером примерно семьдесят пять процентов времени, а чертёнком – двадцать пять процентов. Другими словами, я спросил, какой процент времени она уделяет Нептуну, а какой – Марсу и Урану. Когда она назвала мне процентное соотношение, я спросил, довольна ли она им. (Если вы довольны, зачем беспокоиться?) Она призналась, что это не так. Тогда я спросил её, как бы она хотела, чтобы это было? Она хотела бы баланса. «Так что же мешает вам этого добиться?». Она боялась самоутверждаться и уделять время собственной дизайнерской работе, потому что боялась, что расстроит других людей, если не будет делать то, что им от неё нужно. Она все еще была хорошей маленькой девочкой, которая старалась угодить маме и папе и не создавать проблем. Для той маленькой девочки, которая всё ещё жива в её психике, самоутверждение означало риск оказаться брошенной и, возможно, умереть. В детстве она старалась быть такой, какой её хотело видеть окружение, чтобы завоевать любовь и сохранить семью. Позже она продолжала это делать, хотя теперь ей, конечно, не нужны были родители, чтобы выжить. Она цеплялась за устаревший защитный механизм.

Продолжение следует… – Лиз Грин. Идентификация субличностей. История из жизни. Часть 4