Лиз Грин. Исследование семейных карт. Завершение

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Прогрессии на смерть отца

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Наконец, чтобы завершить это исследование семейных карт, кажется уместным рассмотреть один транзит в гороскопе Брайана. Это транзит Сатурна по натальной Луне и его квадрат к соединению Марса и Урана, который случился перед смертью. Луна Брайана в Деве связывает его с его братом, чей Сатурн в Деве расположен совсем рядом с ней, и, в свою очередь, с его отцом, хотя орбис соединения между Луной Брайана и Солнцем Дэвида технически слишком широк. Но этот транзит Сатурна в карте Брайана, как и возвращение Сатурна, происходившее в карте Тревора, кажется, предполагает, что за несколько месяцев до смерти своего отца Брайан достаточно ожесточённым образом повзрослел. Квадраты к планетам седьмого дома отражают болезненное расставание, которое происходило в его браке, раскрывая конфликт между чувством ответственности и острой потребностью в свободе. Но транзит Сатурна по Луне предполагает проблему в отношении матери. Брайан бросил не только отца, но и свою мать, поскольку в некотором смысле кажется, что он женился на ней или её суррогате. Движение прочь от детства и материнских уз началось незадолго до кончины Дэвида, в сочетании с возросшей потребностью обосноваться в этом мире. Брайан выбрал профессию солиситора, и похоже, что распад брака и смерть отца также были синхронны с его возросшей приверженностью профессиональной жизни. Таким образом, в месяцы, предшествовавшие смерти отца, оба сына переживали свой собственный переход из детства. У меня сложилось впечатление, что Джин Бейтс, крайне нуждающаяся и властная женщина, очень боясь отпустить всех, кого любит, за это время «потеряла» обоих своих сыновей. Хотя оба сепарировались физически и отдалились от семьи на большое расстояние, эмоционально они ещё не «ушли»; но в год, предшествующий смерти Дэвида, эти пуповины были перерезаны. На каком-то уровне это должно было отразиться на Джин, хотя и бессознательно, и вызвало некоторое усиление беспокойства и склонность обрушивать на мужа всю батарею её эмоциональных потребностей. Поскольку сам он также переживал своего рода сепарацию, он был вынужден ей противостоять ей, чего сыновья, переехав на противоположные концы Земли, в некоторой степени избегали делать. Учитывая выбор между этой конфронтацией, которая на архетипическом уровне представлена мифической битвой с драконом, и быстрым уходом, он, по-видимому, выбрал последнее, хотя я не имею в виду, что он «выбрал» в каком-либо сознательном смысле.

Я хотела бы прояснить, что приведённый выше анализ не является обвинением Джин Бейтс как «причины» смерти её мужа. Что бы ни значила эта смерть, она была отражена в его собственной карте неудобно «предопределённым» образом и, следовательно, была его собственной необходимостью. Но это краткое и во многих отношениях неполное исследование некоторых доминирующих влияний, действующих в картах, предполагает, что семейный комплекс начал распадаться, оставляя каждому члену возможность справляться со своими собственными эмоциональными проблемами. Каждый ответил согласно индивидуальному темпераменту. Джин Бейтс сообщила мне, как бы с запозданием, что, когда Брайан вернулся в Америку после похорон, он написал своей матери и рассказал о странном сне. Она вспомнила этот сон, потому что это была связь, хотя и незначительная, с мёртвым человеком, и она каким-то странным образом её утешала. Брайану приснилось, что его выбросило на каменистый берег из морских глубин, и, выбираясь на сушу, он увидел своего отца, весело заходящего в воду. Дэвид Бейтс с улыбкой повернулся и попрощался жестом, намекающим на то, что теперь настала очередь Брайана приниматься за жизнь; а затем он исчез в тех же самых глубинах, из которых только что появился сын. Это глубокий и трогательный сон, хотя для Джин его подтекст был утрачен, поскольку он изображает цикл жизни и передачу ответственности от отца к сыну. Мифологическая тема, стоящая за ним, – уход старого короля и рождение нового; и здесь это изображается как добровольное принятие, а не как борьба. Я чувствую, что этот сон отражает кое-что и об этих отце и сыне в том смысле, что Брайан, разорвав пуповины, связывающие его и с матерью, и с женой, выполнил задачу, которую не мог выполнить отец. Это скорее похоже на Парсифаля, потому что молодой человек добивается успеха там, где старый, больной человек этого сделать не может. Сновидение является подходящим образом мифологических или архетипических паттернов, действующих в этой семье на глубоких и неизвестных уровнях, лишь одним из проявлений которых была физическая смерть отца.

Продолжение – Лиз Грин. Синхронность отражений события в картах четырёх внуков