Лиз Грин. Изменения подходов в астрологии

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Король Генрих. Транзиты печального турнира

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Я представила это краткое изложение дня из жизни короля Генриха по нескольким причинам. Во-первых, я считаю, что это отличный пример основного отношения астрологии к судьбе, отношения, которое сейчас вызывает такую враждебность или раскол среди современных практикующих астрологов. Но что более важно, я хочу обратить внимание на тот прискорбный факт, что и Гаурикус, и Нострадамус были правы в отношении короля. Однако, хотя, насколько я помню, я никогда не видела гороскопа, идентичного гороскопу короля Генриха, я достаточно часто видела конфигурации, которые Фирмикус и Гаурикус сочли бы зловещими. Сейчас они не воплощаются настолько буквально. В то время как во времена Фирмикуса и даже Гаурикуса Солнце в квадрате к Сатурну могло означать насильственную смерть, сегодня оно, похоже, не проявляется таким образом. Иногда проявляется, а иногда нет. Этот любопытный, но очень важный сдвиг является, я считаю, отражением некоторого глубокого изменения не только в подходах астрологии от более буквально предсказательного к более психологическому, но также и в манере, в которой разыгрывается судьба. Я видела Большые кардинальные Кресты с участием Солнца, Марса и Сатурна, где одна вершина находилась в двенадцатом доме, и наблюдала «зловредные» транзиты по таким точкам, включая лунные Узлы. В то время мои клиенты не умирали ни от ранения головы, ни от чего-либо ещё. Они, безусловно, переживали довольно болезненный и трудный опыт, включая болезни, несчастные случаи, депрессии, распад брака и так далее; была и одна попытка самоубийства. Но реакция на планетарное давление, которую Гаурикус мог бы счесть фатальной, сегодня, по-видимому, гораздо более разнообразная, чем в шестнадцатом веке. Хорошим примером является карта Рут, в которой есть Большой Крест, включающий шестой и двенадцатый дома, а также меридиан. То, что с ней случилось, было своего рода смертью; но она был внутренней и привела к очень творческим результатам. Квадраты Солнце-Сатурн и квадраты Марс-Сатурна, будучи активированы, безусловно, склонны вступать в битву, и часто, в символическом смысле, «в замкнутом пространстве». Но битвы могут быть внутренними, как и смерть.

Я подозреваю, что здесь мы сталкиваемся с той тайной, которую эзотерическая традиция называет планами сознания или тем, что можно также назвать уровнями выражения психической энергии. В пятом томе «Собрания сочинений» Юнг пишет о «канализации либидо» и предполагает, что психическая энергия имеет тенденцию трансформироваться от инстинктивного компульсивного побуждения к значимому внутреннему опыту через посредничество символа. Другими словами, психическая энергия «интровертируется», если образ, соответствующий внешнему компульсивному побуждению, возникает внутри индивидуума, и если он способен сдерживать это компульсивное побуждение с помощью посреднической силы образа. В конце концов, компульсивное побуждение всё же может потребовать актуализации. С другой стороны, может и не потребовать. Этот процесс часто бывает чрезвычайно тяжёлым. Это также образ действий, с помощью которого буддизм учит, что человек может ослабить свою привязанность к Тысяче Вещей. Приведем очень грубый и простой, но достаточно распространённый пример: человек переживает транзит Нептуна по своей натальной Венере. Его сны возвещают о транзите, демонстрируя ему эротические образы и загадочных неизвестных женщин, которые пытаются его соблазнить или куда-то повести.

Однажды, возвращаясь из офиса домой к жене и семье, он видит на углу улицы сказочно красивую шестнадцатилетнюю девушку. (В фильме «Десятка» эта дилемма изображена наиболее забавным образом.) Преследует ли наш герой аниму или он пытается пройти болезненный, фрустрирующий и провоцирующий гнев путь, пытаясь её интернализировать? Или делает попытку делать и то, и другое? То, что она появляется в это время в его жизни, – это акт судьбы. В конечном итоге его ответ не имеет ничего общего с общепринятой моралью, потому что для разных людей могут подходить разные ответы. Но отчасти он касается проблемы трансмутации инстинкта во внутренний образ, который может стать новым и творческим аспектом самого индивидуума. Иногда это может произойти только в том случае, если он встречает настоящую земную женщину и вступает с ней в отношения. Но есть очень много вариантов, характерных для подобного рода ситуации, и, возможно, их сегодня больше, чем пятьсот лет назад, потому что мы допустили в наш словарный запас и в наше сознание реальность «внутреннего образа». Очевидно, что нет правильного ответа на вопрос, что должен делать наш герой; это зависит от мужчины, его жены и шестнадцатилетней девушки. Некоторые люди ужасно предсказуемы. Но предсказуемость не так предсказуема, какой она была когда-то.

Продолжение – Лиз Грин. Принятие своей судьбы