Лиз Грин. Марс. Часть 12.

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса – «Внутренние планеты. Строительные блоки персональной реальности».

Начало – Лиз Грин. Марс. Часть 11.

Перевод  – Игорь Сивак, 2019г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Насильник – обычная фигура в женских снах, и стоит задуматься над тем, что это может означать символически с точки зрения Марса самой женщины. Хотя в изнасиловании обычно присутствует плутонианский компонент, Арес в мифе не известен своими навыками ухаживания, и агрессор гневного сна может отражать диссоциированный и яростный Марс, атакующий сознание изнутри. Мотив бандита или банды преступников также является распространённой темой в снах мужчин, и это опять таки может отражать собственную непризнанную агрессию мужчины, преследующую его из бессознательного. Ещё одна марсианская фигура – поджигатель, ибо огонь может быть образом подавленной ярости, которая угрожает вспыхнуть и поглотить конструкцию сознательных ценностей человека. Такие сны, если они повторяются, требуют внимания и указывают на связанные с Марсом проблемы, которые, как правило, активируются транзитом или прогрессией.

Аудитория: Могут ли на Марс человека оказывать влияние социальные ценности и социальное давление?

Лиз: Конечно. Мы все уязвимы перед коллективными ценностями, и все внутренние планеты могут подвергаться испытаниям, иногда творческим, а иногда и пагубным, со стороны морально-этических структур того или иного общества. Как я уже говорила, Марс сам по себе «антисоциален», в том смысле, что эта планета отображает инстинкт самоудовлетворения и индивидуального выживания, который в какой-то момент неизбежно столкнется с желаниями других людей и группы. Мы все переживаем ту или иную степень усмирения Марса, которое необходимо, если мы хотим жить с другими людьми. Но в некоторых социальных ситуациях и даже в некоторых культурах усмирение может быть слишком суровым. Целый народ может страдать от коллективной депрессии – из того, что я видела во время своих путешествий, я думаю, что это так было в странах, находившихся под советской властью. Ранее я упоминала, что из Марса плохой коммунист, и в управляемых коммунистами странах репрессирован, в некотором смысле, Марс целого народа. Конечно, есть страны, которые настолько воинственны, что оправдывают право вторгаться на чужую территорию. Не обузданный Марс может легко принять позицию, гласящую, что моё принадлежит мне, а то, что ваше, тоже принадлежит мне. Но мы могли бы провести следующую неделю, обсуждая коллективную психологию войны.

Мы двигаемся в направлении карты, взятой в качестве примера для этого семинара, но есть несколько более общих моментов о Марсе, которые я хотела бы затронуть. Во-первых, я хотела упомянуть замечательную демонстрацию Марса, с которой я столкнулась много лет назад на практическом семинаре. Этим семинаром руководил астролог по имени Алексис Эдвардс, который принес много вкуснейших конфет и шоколада и прочих сладостей, и разместил их все на большом столе в середине комнаты. Затем он велел группе встать и взять со стола всё, что они хотели. После того, как все съели свои сладости, последовала чрезвычайно забавная дискуссия о разных способах, которыми разные люди добывали желаемые им вкусности, поскольку это самым непосредственным, «повседневным» образом отображало действие Марса в различных знаках.

Например, подслушали, как один человек с Марсом в Весах говорил соседу: «Не могли бы вы достать для меня этот кусочек шоколада? Я просто ужасно устал и не думаю, что смогу справиться со всеми этими людьми, толкающимися, чтобы добраться до стола». Женщина с Марсом в Овне подошла к столу ещё даже до того, как Алексис закончил давать указания, и ей удалось положить в карман не одно, а два печенья. Мужчина с Марсом, а также Солнцем и Меркурием в Деве, который после хохотал до упаду над всем произошедшим, решил, что не станет брать сладости, потому что есть такие вещи поздним утром плохо для уровня сахара в крови. Наблюдали, как одна женщина с Марсом в Раке двигалась к столу с видимой леностью и небрежностью, некоторое время ходила вокруг него, как будто ей на самом деле было всё равно, какая сладость ей достанется, а затем, когда было короткое затишье, как молния бросилась схватить именно ту, которую хотела.

Это забавный и познавательный способ получить представление о том, как мы используем Марс в обычной жизни, и стоит задуматься о наших собственных моделях поведения во всех сферах, где мы должны добиваться того, чего хотим. Сфера ухаживания – это, конечно, очевидное место для обнаружения Марса, как и любое заседание комитета, где необходимо найти способ получить желаемое, имея дело с теми, кто занят тем же. В Англии у нас есть национальное учреждение, называемое очередью, которое даже более священно, чем Кентерберийский собор. Если у нас есть дело в банке или магазине, а перед нами есть другие люди, мы формируем аккуратную, вежливую линию, называемую очередью. Любой, кто пытается пройти без очереди, получает такие ужасные, наполненные ненавистью взгляды, что большинство людей не осмеливаются проталкиваться внутрь. Поскольку мы британцы, редко можно услышать оскорбления, направленные прямо на нарушителя; чаще всего кто-то в очереди бормочет вполголоса кому-то другому: «Как невероятно грубо». Это означает, что проходящий без очереди настолько не-британец, настолько неосведомлён о цивилизованных правилах поведения, что с таким же успехом мог бы провалиться сквозь землю от стыда. Напротив, когда я путешествовала по Италии или Израилю, а также по Нью-Йорку, я наблюдала то, что можно назвать тактикой «если есть пустое место, хватай его», в то время как в Турции я видела, как люди фактически вышвыривают друг друга со своего пути к автобусу. Но никто не думает об этом как о нецивилизованном или морально неправильном; это просто нормально, и любой дурак, который решит стоять в очереди, будет всё так де стоять в ней три недели спустя. Возможно, эти вещи являются отражением Марса в карте рождения конкретной страны. Это забавный и познавательный способ получить представление о том, как мы используем Марс в обычной жизни, и стоит задуматься о наших собственных моделях поведения во всех сферах, где мы должны добиваться того, чего хотим. Сфера ухаживания – это, конечно, очевидное место для обнаружения Марса, как и любое заседание комитета, где необходимо найти способ получить желаемое, имея дело с теми, кто занят тем же. В Англии у нас есть национальное учреждение, называемое очередью, которое даже более священно, чем Кентерберийский собор. Если у нас есть дело в банке или магазине, а перед нами есть другие люди, мы формируем аккуратную, вежливую линию, называемую очередью. Любой, кто пытается пройти без очереди, получает такие ужасные, наполненные ненавистью взгляды, что большинство людей не осмеливаются проталкиваться внутрь. Поскольку мы британцы, редко можно услышать оскорбления, направленные прямо на нарушителя; чаще всего кто-то в очереди бормочет вполголоса кому-то другому: «Как невероятно грубо». Это означает, что проходящий без очереди настолько не-британец, настолько неосведомлён о цивилизованных правилах поведения, что ему следовало бы сквозь землю от стыда провалиться . Напротив, когда я путешествовала по Италии или Израилю, а также по Нью-Йорку, я наблюдала то, что можно назвать тактикой «если есть пустое место, хватай его», в то время как в Турции я видела, как люди фактически вышвыривают друг друга со своего пути к автобусу. Но никто не думает об этом как о нецивилизованном или морально неправильном; это просто нормально, и любой дурак, который решит стоять в очереди, будет всё так де стоять в ней три недели спустя. Возможно, эти вещи являются отражением Марса в карте рождения конкретной страны. Это забавный и познавательный способ получить представление о том, как мы используем Марс в обычной жизни, и стоит задуматься о наших собственных моделях поведения во всех сферах, где мы должны добиваться того, чего хотим. Сфера ухаживания – это, конечно, очевидное место для обнаружения Марса, как и любое заседание комитета, где необходимо найти способ получить желаемое, имея дело с теми, кто занят тем же. В Англии у нас есть национальное учреждение, называемое очередью, которое даже более священно, чем Кентерберийский собор. Если у нас есть дело в банке или магазине, а перед нами есть другие люди, мы формируем аккуратную, вежливую линию, называемую очередью. Любой, кто пытается пройти без очереди, получает такие ужасные, наполненные ненавистью взгляды, что большинство людей не осмеливаются проталкиваться внутрь. Поскольку мы британцы, редко можно услышать оскорбления, направленные прямо на нарушителя; чаще всего кто-то в очереди бормочет вполголоса кому-то другому: «Как невероятно грубо». Это означает, что проходящий без очереди настолько не-британец, настолько неосведомлён о цивилизованных правилах поведения, что с таким же успехом мог бы провалиться сквозь землю от стыда. Напротив, когда я путешествовала по Италии или Израилю, а также по Нью-Йорку, я наблюдала то, что можно назвать тактикой «если есть пустое место, хватай его», в то время как в Турции я видела, как люди фактически вышвыривают друг друга со своего пути к автобусу. Но никто не думает об этом как о нецивилизованном или морально неправильном; это просто нормально, и любой дурак, который решит стоять в очереди, будет всё так де стоять в ней три недели спустя. Возможно, эти вещи являются отражением Марса в карте рождения конкретной страны.

Продолжение – Лиз Грин. Марс. Часть 13.