Лиз Грин. Марс. Часть 4.

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса – «Внутренние планеты. Строительные блоки персональной реальности».

Начало – Лиз Грин. Марс. Часть 3.

Перевод  – Игорь Сивак, 2019г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Чистка авгиевых конюшен – ещё один выдающийся подвиг, который должен совершить Геракл. Этот мифологический образ стал частью нашего обычного языка, и мы говорим об ужасной грязи, которую мы должны каким-то образом убрать как авгиевы конюшни. Гераклу приказывают очистить конюшни за определенный период времени, но они настолько заполнены коровьим навозом, что это совершенно невозможно. Очевидно, что он не может использовать свою палицу, поскольку должен иметь дело с экскрементами, а не с врагом, и даже использование рук было бы бесполезно в отведённое время. Марс здесь должен послужить чистящим средством, с хирургической точностью выметая то, что в жизни бесполезно и устарело. Это «избавление от всего старого дерьма» является ещё одним аспектом марсианских функций и связано с нашей способностью принимать решения, избавляющие нас от зловонного прошлого, которое мы переросли.

Гидру можно рассматривать как образ человеческой ненависти, неспособности к прощению и эмоционального яда, и, как и у каждого персонажа в мифе, она, так же, как и герой, пребывает внутри нас. Возможно, это плутонианское существо, корни которого уходят через мать в тёмные комплексы семейного прошлого. Нам необходим Марс, чтобы справиться с этим злом в себе, а также во внешнем мире. Но в авгиевых конюшнях отображены все наши унаследованные психические шлаки, отходы, накопленные за многие поколения, привычные паттерны, которые по инерции тянут нас вниз и душат нас своим зловонием и тяжестью. В конечном итоге к Гераклу приходит вдохновляющая идея: он перенаправляет мощную реку, перемещая её русло, так что вода большим потоком течёт через конюшни и дочиста их отмывает.

Этот образ может описывать переориентацию эмоциональной энергии (вода), высвобождение чувств, которые могут смыть весь шлак одним гигантским потоком. Терапевтическая работа, особенно катарсическая, часто включает в себя этот процесс: эмоции, которые перемещаются в другие каналы, перенаправляются на самого себя и на переживание боли собственной ситуации, и осознание вызывают всплеск чувств, который может изменить многие старые, укоренившиеся паттерны поведения. Этот процесс тоже марсианский, потому что вовлечённые эмоции, как правило, представляют собой невыраженный гнев и негодование, а также внезапное осознание того, с чем человеку приходилось слишком долго мириться. Существует стадия исцеления детских травм, которая обычно включает в себя проявление довольно сильной ярости по отношению к своей семье и негодование от своего имени. Это стадия «избиения родителей». Хотя это не очень полезное место для того, чтобы в нём застревать, и в конечном итоге должно смягчиться до понимания и сострадания, оно часто является необходимым временным очищающим процессом, особенно в человеке, который выработал защитный механизм идеализации жестоко обращающегося с ним родителя и никогда прежде не осмеливался смотреть в лицо реальности.

Два этих описанных мною подвига дают представление о проблемах, с которыми Марс должен столкнуться в жизни, и о том, как с ними справляться. Поскольку Марс является «антисоциальной» планетой (он служит мне, а не обществу), рано или поздно жизнь умерит в нас агрессивный инстинкт, потому что другие люди с необузданным Марсом мириться не будут. В лучшем случае мы им не будем нравиться, а в худшем они запрут нас в тюрьму. Если мы сможем отреагировать на этот «умеряющий» опыт так, как Геракл научился на своих подвигах, мы сможем выразить Марс гораздо более позитивным, сдержанным (а не подавленным) и творческим способом.

Переходя от Геракла к греческому богу Аресу, который в римском мифе становится Марсом, мы находим для рассмотрения несколько интересных образов. Во-первых, у Ареса нет отца. Он создаётся богиней Герой партеногенетически*. Гера пребывает в состоянии сильной ярости, потому что её муж Зевс произвёл на свет богиню Афину из головы без матери, а это является глубоким оскорблением в браку, семье и деторождению, которыми управляет Гера. Таким образом, Арес является плодом яростной мести богини или, если мы сегодня хотим быть особенно фрейдистскими, плодом ее зависти к пенису. Она полна решимости вступить в соперничество с этим оскорбляющим её богом, создавшим без неё дочь – дитя духа (мудрости) и родит сына-фаллоса, который будет за неё сражаться. Там, где Афина не была рождена матерью – она не имеет никакого отношения к сфере тела и инстинктов — Арес не содержит в себе отцовского принципа, что, как я понимаю, означает, что он не проиcходит от логоса, от духовного или интеллектуального измерения мужского царства. Он является мужским началом, но представляет собой чистый инстинкт, без каких-либо мыслительных или символизирующих их способностей.

  • Размножение не сопровождаемое слиянием мужских и женских гамет.

Продолжение – Лиз Грин. Марс. Часть 5.