Лиз Грин. Марс. Часть 6.

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса – «Внутренние планеты. Строительные блоки персональной реальности».

Начало – Лиз Грин. Марс. Часть 5.

Перевод  – Игорь Сивак, 2019г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Алхимия даёт нам весьма поразительные образы процесса, посредством которого волк превращается в короля. Его лапы отсекаются, его помещают в герметичную колбу или алембик и затем подвергают термической обработке. И всё же он не убит, ибо признан божественным – териоморфной формой алхимического золота. В этом варварском образе есть странный парадокс, который сочетает в себе признание высшей ценности с необходимостью страданий и трансформации. Волк воет и поднимает ужасный шум, но алембик остается запечатанным, потому что иначе ни один Король не рождается, и никакое золото не образуется. Мы можем ещё раз взглянуть на переживания ярости в детстве и увидеть, что символически оно представляет собой процесс, которым гнев маленького ребенка контейнируется, но не искореняется. Та же самая ситуация часто возникает в психотерапии, где человек может переживать длительный период гнева по отношению к психотерапевту, который выражается разными способами (от хронического опоздания или забывания чековой книжки до явного словесного оскорбления), но который необходимо признавать и в то же время контейнировать.

Интересно подумать о своем собственном детстве и о том, можете ли вы вспомнить моменты, когда были действительно разгневаны. Вы когда-нибудь устраивали настоящую истерику? Могли ли вы выразить гнев и подвергнуться наказанию, но без того, чтобы вас заставили чувствовать себя никчемными? Вас шлёпали или били, если вы выражали гнев? Или сообщение о пресечении было настолько абсолютным, что вы просто никогда не переживали эмоций, напоминающих гнев? Я помню, как однажды во время поездки в Америку для проведения семинара, смотрела очень печальную телевизионную программу о серийном убийце-шизофренике, у чьей матери брали интервью. Она сказала, защищаясь: «Мой сын был таким хорошим, послушным мальчиком. Он никогда не был злым или трудным ребёнком». Очевидно, что не все дети с хорошим поведением вырастают в серийных убийц, но я не могла не почувствовать небольшую дрожь при этом полном стирании функции Марса, которая вспыхнула позже в жизни в особенно ужасающем примере ярости берсерка.

Родители не несут ответственности за наши основные черты характера, и трудный Марс в карте рождения не «вызван» родительским обращением. Но то, как с Марсом, рудиментарным Солнцем, обращаются в детстве, может иметь большое значение с точки зрения того, как мы подходим к этой стороне себя во взрослой жизни. Во многих отношениях столкновение Марса ребёнка с Марсом родителя, приводящее к побоям или ссоре, является более здоровым, чем глубокая кастрация, которая возникает, когда ребёнка учат, что гнев и агрессия сами по себе плохи, грязны или аморальны. Чувство вины, возникающее от такого сообщения, является коррозионным, и мы все склонны чувствовать себя немного виноватыми из-за Марса, потому что, как я уже сказала, бог Арес по существу антисоциален и трёхсот футов ростом, и никто не хотел бы встретиться с ним в темном переулке.

Заблокированный Марс приводит к ощущению бессилия и виктимизации, а также к сильной бессознательной ярости, которая может выражаться различными способами. Поскольку, как нам рассказывает миф, Марс более всего поддаётся соблазнению, часто именно соблазнительный, а не агрессивный родитель производит раннюю кастрацию. Это родитель, который говорит: «Если ты продолжишь в том же духе, то причинишь мне столько боли. И я уже так сильно пострадала от твоего отца/матери. Я надеялась, что ты защитишь меня и примешь мою сторону. Теперь даже ты ведешь себя как эта ужасная скотина/сука, ранящая меня, когда я уже так несчастна. Я так в тебе разочарована, я думала, что ты лучший, более любящий человек». Я вижу, что некоторые из вас улыбаются; возможно, вы узнаете эту часть диалога?

Марс может быть естественно жестоким, как жестока природа, но он не злобен. Животные сражаются до смерти, охотятся друг на друга и живут по безжалостному закону выживания сильнейшего, но садизм им не свойственен. Я не верю, что беспричинная жестокость является неотъемлемым атрибутом Марса. Он может проявлять слепую агрессию и грубую нечувствительность, но требуется особая рана, чтобы вызвать манипулятивную жестокость, которая может быть самым мрачным выражением подавленного, неосознанного Марса. Марсианские боги по своей природе не злобны; Арес может быть головорезом, но в бою он соблюдает солдатский кодекс чести. Геракл тоже не садист, иногда он просто глуп и груб. Но если Марс кастрирован (как колдун Клингзор в “Парсифале” Вагнера) и подвергнут переживанию бессилия в течение многих лет, то он действительно может стать очень ядовитым. Эта кастрация, как мы видели, может быть отчасти родительской, но она также может быть результатом конфликта внутри самого человека, когда основной темперамент слишком миролюбив и идеалистичен, чтобы легко интегрировать такую примитивную энергию. Я чувствую, что астрологи совершают большую ошибку, если интерпретируют Марс как изначально злотворный.

Продолжение следует… – Лиз Грин. Марс. Часть 7.