Лиз Грин. Марс. Часть 8.

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса – «Внутренние планеты. Строительные блоки персональной реальности».

Начало – Лиз Грин. Марс. Часть 7.

Перевод  – Игорь Сивак, 2019г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Если наши отношения с Марсом дружеские, мы знаем, чего хотим, и можем попросить об этом других. У разных людей разные способы достижения своих целей, в зависимости от знака и аспектов натального Марса; и, конечно, в разное время жизни мы все хотим разное. Но способность «знать, чего мы хотим, и делать то, что мы должны сделать, чтобы получить это» (как однажды Юнг определил мужественность), зависит от того, способен ли человек выражать Марс сознательно. Личный стиль Марса в Рыбах, Раке или Весах может быть намного более мягким и опосредованным, чем у Марса в Овне или во Льве, потому что природа желания уравновешена и изменена потребностью принятия и одобрения со стороны других людей; но, тем не менее, Марс всё так же остаётся Марсом. И один чрезвычайно распространенный результат отключённого или подавленного Марса – это хроническое состояние депрессии.

Очевидно, что период депрессии может быть вызван совершенно понятными внешними причинами, таких как разделение или потеря, и мы все переживаем это в то или иное время. Но хроническая депрессия имеет более глубокие корни, и я обнаружила, что слишком часто стержневой корень – это глубокое ощущение бессилия, разочарования и гнева, порождаемое чувством, что у человека нет ни способности делать выбор, ни власти над собственной жизнью. Депрессия обычно не воспринимается как явное страдание; чаще всего это состояние апатии и вялости, когда нет ничего, что стоит беспокойства, даже гнева, потому что предполагается, что в любом случае ничего не изменится, что бы человек ни говорил и не делал. Многие люди диссоциируются от этого вида глубокой депрессии и сознательно приспосабливаются к тому, чтобы поддерживать функционирование поверхности жизни, находя пути ухода от реальности, такие как компульсивная работа, большие дозы телевидения, секса, алкоголя или транквилизаторов, когда подавленная чернота угрожает прорваться в дневное сознание. Но, тем не менее, прорыв происходит, часто как болезнь, усталость или неспособность нормально спать. Марс здесь инвертируется и обращается против человека, так что тот уничтожает все свои потенциалы. Это своего рода желание смерти, хотя мысли о смерти не часто бывают сознательными.

Это может быть очень серьёзной проблемой, и я чувствую, что она связана с плохими отношениями с Марсом. Эта планета имеет дело с основным инстинктом выживания, и хотя Солнце может отражать желание жить с точки зрения ощущения смысла, Марс отражает желание жить на телесно-инстинктивном уровне. Иногда выход из этого мрачного противоречия обеспечивается философией или идеологией непривязанности, которая может найти свой путь как в политике, так и в религии. Такой подход маркирует личное желание как эгоистичное и тем самым осуждает принцип Марса, обрекая его на подполье, где он вынужден действовать как скрытая ярость и зависть. Я обнаружила, что у тех, кто наиболее яростно осуждает индивидуальные устремления, в карте рождения обычно есть мощный, но трудный Марс. Вы можете видеть, что Марс не очень хорош для работы в комитетах и из него очень плохой социалист, потому что он не интересуется принципами; он заинтересован в выживании и удовлетворении желаний. Реалистичная, а иногда и безжалостная направленность Марса требует вознаграждения за приложенные усилия и не может быть отклонена аргументами о том, что такие награды должны приноситься в жертву в интересах тех, кто не смог или не захотел прилагать усилия. Поскольку Марс присутствует в каждом гороскопе, это, очевидно, создаёт трудности для более идеалистической натуры, особенно если, как я предположила, одной из бессознательных проблем, лежащих в основе такого глобального отречения, является проистекающее из детства ощущение личного бессилия.

В таких ситуациях можно почти почувствовать запах бога Ареса, бродящего по подвалу, разъярённого и фрустрированного, и бьющего мечом по запертой двери. Фанатизм также часто является результатом заблокированного Марса, потому что чем более тревожно мы чувствуем себя при звуках исходящих из-за запертой двери ударов и криков, тем более слепо эмоциональными и даже жестокими становимся в наших усилиях по обращению других к нашей сознательной точке зрения. Я никогда не находила, чтобы честно выраженный Марс был фанатичным; человек преследует свои собственные цели, и оставляет других людей наедине с их целями. В истории религиозного преследования много Марса, но это больной Марс, разъеденный виной и кастрированный осуждением тела и инстинктов. На самом деле очень опасно идти по жизни, слишком сильно отвергая Марс. Какими бы ни были наши сознательные причины – идеологическими, религиозными или просто страхом одиночества или разлуки – цена для других и для нас может быть слишком высокой.

Продолжение – Лиз Грин. Марс. Часть 9.