Лиз Грин. Марс и Плутон. Часть 2.

Лиз Грин. «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Марс и Плутон

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Интересно отметить, что каталог отвратительных вещей, относимых к Аресу, ранее приписывался женским божествам, так же как царство преисподней, прежде чем стать собственностью Аида, изначально принадлежит Эрешкигаль и Гекате. Инанна, шумерская царица Неба, с которой мы уже познакомились, – это богиня сражений; Иштар, её вавилонский аналог, тоже; Сехмет, египетская солнечная богиня, является военной предводительницей и госпожой массовой резни и мести; и даже нежной, чувственной Афродите, которая позже становится возлюбленной бога Ареса-Марса, первоначально поклонялись в Спарте как духу-покровителю кровавой битвы. В Марсе есть что-то очень примордиальное, даже до того как мы начнём смотреть на его аспекты к Плутону. Я не утверждаю, что в нём есть что-то женственное в обычном смысле. Но он, по-видимому, представляет мужественность тела, а не мужественность духа, а тело, в конечном счете, принадлежит Великой Богине. Арес-Марс возникает, как предполагает Отто, из религии земли и мира инстинктов с его первобытными божествами, возглавляемыми женским началом. Марс принадлежит старому матриархальному царству плоти, а не солнечному и юпитерианскому миру разума и духа. Эрих Нейман формулирует это следующим образом:

«Отец Земли, владыка всех хтонических сил, психологически принадлежит царству Великой Матери. Чаще всего он проявляется как подавляющая агрессивность фаллического инстинкта или как разрушительный монстр. Но всякий раз, когда эго ошеломлено сексуальными, агрессивными или властными инстинктами мужчины или любым другим видом инстинкта, мы можем видеть доминирование Великой Матери. Ибо она – инстинктивный правитель бессознательного, повелительница животных, а фаллический Грозный Отец – только её спутник, а не равнозначный ей мужской принцип». (Эрих Нойманн, «Происхождение и развитие сознания»)

По-видимому, Плутон и Марс в аспекте подчёркивают эту хтоническую сторону Марса. Безжалостность, в соответствующих обстоятельствах отнюдь не являющаяся плохой чертой, – это качество, которое я ассоциирую с аспектом Марс-Плутон, хотя, когда две планеты находятся в секстиле или трине, эта безжалостность кажется более социально приемлемой и называется «решимостью». Выживание – одна из главных целей природы, и обладатель аспекта Марс-Плутон посвящает себя собственному выживанию. Часто ему также бывает присуща своего рода жестокость, связанная с любовью к власти, особенно сексуальной. То, что существует тесная связь между эротическим и кровавым, сексуально возбуждающим и брутальным, – это то, что человеку с аспектом Марса к Плутону не всегда удобно осознавать. Венерианский эротизм приятен и мил, потому что включает в себя совместное выражение, но марсианский эротизм подразумевает власть над другим и, несомненно, больше похож на изнасилование. Он более жестокий, более мощный и, для некоторых людей, более стимулирующий. Как сказал Фрейд:

«История человеческой цивилизации, вне всякого сомнения, показывает, что существует тесная связь между жестокостью и сексуальным инстинктом; но для объяснения этой связи, кроме акцентирования внимания на агрессивном факторе либидо, ничего сделано не было. По мнению некоторых авторитетов, этот агрессивный элемент сексуального инстинкта на самом деле является пережитком каннибалистских желаний, то есть тем, что проистекает из аппарата для овладевания, связанного с удовлетворением другой и онтогенетически более старой великой инстинктивной потребности». (45)(Зигмунд Фройд. “Три очерка по теории сексуальности”)

Фрейд, у которого в гороскопе рождения Марс и Плутон были в квинконксе, наверняка много знал об этой дилемме. Вид «примитивного анимуса», о котором пишет Юнг и который олицетворяет грубого, молчаливого, «естественного» мужчину, такого как Хитклифф или человека-обезьяну Тарзана, имеет родство с качествами аспекта Марс-Плутон. То же относится и к Калибану, чудовищному шекспировскому зверю мужского пола, который является темным двойником мага Просперо в «Буре». Калибан также является сыном матери, хтоническим существом земли. Д. Х. Лоуренс, у которого Марс и Плутон были в гороскопе рождения в секстиле, привнёс эти же качества в характер Меллорса, егеря в «Любовнике леди Чаттерлей». Менее искупающие черты аспекта Марс-Плутон также могут быть сформулированы в фигуре насильника, и этот образ не редкость в мечтах и фантазиях – если не в реальной жизни – тех, в чьей натальной карте Марс образует с Плутоном, квадраты, соединения и оппозиции.

Продолжение – Лиз Грин. Марс и Плутон. Часть 3.