Лиз Грин. Марс и Плутон. Часть 3.

Лиз Грин. «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Марс и Плутон. Часть 2.

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Понятно, что часто существует глубокий страх перед более примитивными побуждениями, представленными аспектами Марса с Плутоном, хотя эти явно неприглядные мужские образы обладают достаточной мудростью в вопросах выживания и плодородия, как биологического, так и психического, чего, как правило, не хватает крылатым небесным богам. Насилие и страсть Ареса пугают цивилизованное эго, их легко отсечь и «изгнать в Тартар», другими словами, подавить. Это может быть особенно болезненной проблемой для мужчины с аспектом Марс-Плутон, потому что Марс связан с мужским ощущением уверенности в собственной мужественности и самоопределении. Отказ от аспекта Марс-Плутон из-за его примитивности часто приводит к ощущению беспомощности, кастрации и бессилия. Это оставляет мужчину открытым для доминирования женщин, вследствие чего он обычно обвиняет в своей проблеме мать, если он вообще мыслит психологически; но трудность здесь связана не столько с матерью, сколько с отвращением, которое Зевс испытывает к Аресу, или, проще говоря, с тем, что интеллектуально и духовно ориентированный человек чувствует к своим телесным корням и плотским желаниям. Гороскоп Тимоти С., ранее мной приведённый, возможно, показателен в этом контексте, поскольку депрессия часто является инверсией неистовой ярости; а Тимоти был человеком, который не мог найти никакого способа противостоять тому, что его поглотило, или найти этому какой-либо выход.

Примитивное желание – не всё значение аспекта Марс-Плутон. У этой планетарной комбинации есть еще одна грань, которая, по-видимому, несёт в себе гораздо более сильное ощущение «предопределённости». Марс по своей природе – экстравертный бог, точно так же, как Венера – экстравертная богиня. Он стремится к удовлетворению своих желаний и импульсов посредством внешних объектов. Хотя он и слуга Великой Матери, его сферой деятельности является внешний мир: инстинкт становится эффективным в окружающей среде посредством удовлетворения желания. Плутон, с другой стороны, втягивает вещи в глубину своего скрытого царства и в некотором смысле является образом интроверсии либидо или психической энергии. Или, другими словами, Плутон как образ темных материнских корней психики вечно вытаскивает нас из жизни обратно в утробу Матери, либо для обновления, либо для смерти. Регрессивная тяга депрессии, апатии, потери энергии (которую африканский абориген называет «потерей души»), отчаяния и фантазии о смерти – вот ощущаемые компоненты этого постоянного давления, побуждающего к регрессии и возвращению к Матери. Плутон требует изъятия проекций и привязанностей из верхнего мира. Именно это качество частично отвечает за ощущение подневольности и заточения, которое сопровождает транзиты и прогрессии планеты. Удовлетворение больше нельзя обрести снаружи, либо потому, что внешние обстоятельства его отвергают, либо потому, что в психике есть какое-то скрытое компульсивное побуждение или вор, которые крадут энергию и тянут её вниз в бессознательное. Плутон – не только насильник, яростно врывающийся во внешнюю жизнь, но и грабитель, крадущий Персефону и увлекающий её с собой вниз. Насильник-грабитель – это обычный образ сновидения, сопровождающий начало депрессии и потерю интереса к жизни. Этот образ не менее распространён и в снах, которые группируются вокруг начала глубокой психотерапии. Насильник-грабитель провозглашает «похищение» эго в преисподнюю. Миф также проясняет, на кого работает Плутон, насильник мужского пола; ибо, когда Аид похищает свою невесту у её матери Деметры, он убегает в Великое Место Внизу по пути, открытому для него Гайей, Матерью-Землей. Эта странная причастность Великой Матери к изнасилованию её собственной дочери (ибо Гайя и Деметры настолько похожи, что несомненно являются одной богиней) предполагает, что психика требует этого движения внутрь и вниз для своих собственных целей, несмотря на навлекаемые на себя страдания.

Продолжение – Лиз Грин. Марс и Плутон. Часть 4.