Лиз Грин. Марс и Плутон. Часть 5.

Лиз Грин. «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Марс и Плутон. Часть 4.

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Чёрный человек и волк – типично плутонианские символы. Так же как и оборотень, это странное существо восточноевропейского фольклора, которое в легенде помимо своей воли превращается во время полной луны из человека в животное и обречено пожирать то, что любит. Вагнер использовал архетипическое приравнивание чёрного/звериного/подземного в характере гнома Альбериха. В цикле «Кольца» эта фигура называется «чёрный Альберих»; его царство Нибельхайм – плутонианская преисподняя; и он находится в дерзком противостоянии с Вотаном, небесным богом, правителем небесной Вальхаллы. Такие фигуры, как Альберих, воплощают грубого, первобытного, дикого, жадного, безжалостного естественного человека, в котором потенциально содержатся семена золота. В «Золоте Рейна» именно Альберих, а не Вотан, посредством безжалостного отречения от любви захватывает власть над золотом и выковывает из него кольцо власти. Точно так же, во «Властелине колец» Толкина, именно тёмный лорд Саурон не только является повелителем зла, но и обладает силой, позволяющей ему создать Единое кольцом и владеть им. По мнению Юнга, чёрный человек и волк являются образами самого бессознательного – полной аффектов и конфликтов дикой природы, которая порождает эго, а затем борется с ним в длительном процессе индивидуального и коллективного развития. Я так часто сталкивалась с этими и схожими мотивами в снах моих клиентов и анализантов — особенно, обладателей аспекта Марс-Плутон — что это заставило меня рассматривать конфликты между чёрными и белыми во внешнем мире как, отчасти, экстериоризацию глубокой внутренней дилеммы между интеллектуализированным западным сознанием и его первобытными корнями. Апартеид в Южной Африке является любимой и очень эмоциональной темой в сновидениях многих людей, никак прямо в него не вовлечённых и зачастую плохо информированных, и интенсивное воздействие, окружающее проблемы, подобные этой, безусловно, предполагает определённую степень неосознанного проецирования или идентификацию между коллективной внешней проблемой и проблемой глубоко внутренней. Я думаю, что этот мотив проливает свет на аспект Марс-Плутон и конфликты, которые он может спровоцировать этот аспект.

Иногда судьба обладателя аспекта Марс-Плутон – физическое изнасилование. Делая это заявление, я никоим образом не подразумеваю, что если у кого-то в карте рождения есть аспект Марс-Плутон, то оказаться жертвой изнасилования – или самому стать насильником – это его неизбежный «результат». Но, похоже, что существует связь между этим аспектом и конкретным опытом изнасилования. Эта тема настолько эмоционально заряжена, особенно в связи с феминистским движением, что было бы намного легче, если бы я её избежала. Но изнасилование принадлежит царству Марса-Плутона и поэтому должно быть здесь упомянуто. Мы уже встречали символический мотив насильника в самом Плутоне. Этот мотив в большей степени склонен к экстернализации, когда к Плутону присоединяется Марс, возможно, из-за сильного давления гнева и разочарования, которые так часто сопровождают более сложные аспекты. Как женщина, я не могу претендовать на абсолютную объективность в этом вопросе. Но хотя в женщинах и следует ожидать возникновение чувств глубокого гнева и унижения, когда они сталкиваются с таким актом насилия и принуждения, эти чувства не помогают нам понять, почему изнасилование настигает одних женщин, а не случается с другими. Голос крайнего феминизма намекает, что изнасилование – это исключительно мужское варварство, которое обрушивается на беспомощных и безгрешных женщин-жертв, что типично для жестокого обращения, проявляемого мужчинами по отношению к женщинам на протяжении всей истории. Голос нашей иудейско-христианской культуры, в которой доминирует её патриархальное божество, намекает, что виноваты именно женщины, либо из-за укоренившейся веры в то, что насилие спровоцировала конкретная женщина, либо потому, — и это ещё более иррационально – что какая-то часть коллективной психики, как у мужчин, так и у женщин, по-прежнему уравнивает женское с сексуальным и, следовательно, с грехом. Возможно, именно поэтому ощущение вины, а не убийственной ярости, часто является немедленной эмоциональной реакцией женщины, которая была изнасилована, и почему прохождение дела об изнасиловании через суд является таким глубоко унизительным переживанием для жертвы.

Продолжение – Лиз Грин. Марс и Плутон. Часть 6. Насилие