Лиз Грин. Марс и Плутон. Мужское либидо

Лиз Грин. «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Марс и Плутон. Разбор примера

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

В своей книге Те Паске прежде всего касается психологии насильника и значимости подобного рода темы, когда она появляется в снах и фантазиях тех людей, которые ещё не склонны её выражать в действии, но которые сталкиваются с ней как с внутренним событием. Вывод, который он делает, состоит в том, что изнасилование является проявлением мужского либидо, борющегося против подавляющей и удушающей хватки бессознательного, представленного как Великая Мать. Таким образом, сны об изнасиловании не обязательно представляют что-то патологическое, но могут возникать как образы процесса развития индивидуальности. С другой стороны, насильник, по мнению Те Паске, обычно привязан к матери и стремится и отомстить женщине и спасти свою жертву во время акта насилования. Вот почему, несмотря на насилие и жестокость этого акта, так много насильников спрашивают своих жертв, был ли он хорош в том, что совершил.

«Будь то Чарльз Мэнсон, насильник с менее криминальным инстинктом или просто другой подавляющий мужчина, влияние негативного аспекта матери играет в его психологии важную роль … если рассматривать психические предпосылки изнасилования с точки зрения всепроникающего страха перед негативным аспектом женского начала и одновременного подпадания под его влияние, подчеркивается только один важный фактор». (Брэдли Те Паске, «Изнасилование и ритуал: психологическое исследование»)

Далее в книге он формулирует этот вывод еще более кратко:

«В глубоком смысле изнасилование — это попытка психологического матереубийства. Но когда мать слишком сильно интроецирована и оказывается слишком глубоко в бессознательном, чтобы с ней можно было столкнуться как с внутренней проблемой, женщина снаружи становится жертвой конкретного утверждения мужской силы». (Брэдли Те Паске, «Изнасилование и ритуал: психологическое исследование»)

Это утверждение мужской силы и мужественность, борющаяся с кастрирующим и пожирающим ликом женского бессознательного, на астрологическом языке представлено Марсом в конфликте с Плутоном. С точки зрения мужской психологии это достаточно понятно. Но женщина, которая является жертвой изнасилования, часто имеет в карте констелляцию Марс-Плутон. Скрытый смысл здесь состоит в том, что одна и та же драма проявляется в её психике и экстернализуется в конкретном опыте изнасилования, хотя она с большей вероятностью (хотя и не всегда) будет играть роль жертвы. Что это значит для самой женщины? Возможно, это способ выразить проблему её собственной инициативы и творческого потенциала (которую Юнг называет анимусом), находящихся во власти инстинктивной матери. Или, другими словами, она в каком-то смысле является невинным наследником проблемы внутри матери и семьи и «обречена» стать жертвой, которую бессознательно приносит, чтобы решить свою собственную дилемму между материнством и сексуальностью, или между слепой инстинктивной жизнью и индивидуальным самовыражением.

В такой ситуации изнасилование является исполнением чего-то, что ещё не было внутренне интегрировано, однако создало огромное давление в семейной психике. Если фигура Марс-Плутон мощно выражена в семье или в человеке, но слишком сильно подавлена, она может вырваться наружу как внешняя судьба. Судебная психиатрия неприятно знакома с трудной проблемой оценки обвинений в изнасиловании, поскольку некоторые из них чётко сформулированы, но многие другие весьма неоднозначны. Часто женщина утверждает, что её изнасиловали, мужчина заявляет, что его пригласили, пара знакома и, возможно, в прошлом они были любовниками, и утешительная панацея морального возмущения и осуждения – по отношению к любой из сторон – исчезает в беспокойном ощущении того, что между насильником и жертвой существует странный бессознательный сговор. В случае с ребёнком-жертвой или изнасилованием неизвестным лицом, это кажется возмутительным выводом. Но, вероятно, сговор существует на некотором уровне в бессознательном, и его корни распространяются дальше, чем индивидуум. Из наблюдения за тем, как этот аспект проходит через гороскопы семей, у меня возникает ощущение, что Марс-Плутон может подразумевать скорее наследство предков, а не сугубо индивидуальную проблему «привлечения» изнасилования. Это может быть семейный даймон: бурная и жизненная сексуальная энергия, которую последующие поколения пытались подавить и не допустить из-за своей зависимости от респектабельности или социально приемлемых ценностей или потому, что в психологии семьи доминирует Великая Мать.

Затем кто-то бессознательно избирается козлом отпущения и становится насильником или изнасилованным. Рассматриваемое как проблема между матерью и дочерью, изнасилование становится чем-то гораздо более сложным, чем социальная проблема. В своей интерпретации Марса Те Паске разъясняет:

«Марсу особенно подходит тема изнасилования в том смысле, что эта фигура воплощает грубую, воинственную и агрессивную природу человека, противостоящего Афродите и всё же влюбленного в неё. Юнг утверждает, что Марс (Арес) можно рассматривать как «принцип индивидуации в строгом смысле». Этот «строгий смысл» обозначает принцип индивидуации как неистовый, насильственный, жестокий. Марс представляет силу и гнев в рудиментарной и конкретной форме». (Брэдли Те Паске, «Изнасилование и ритуал: психологическое исследование»).

Продолжение – Лиз Грин. Марс и Плутон в карте. Пример