Лиз Грин. Миф и Зодиак. Близнецы. Часть 3.

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Близнецы. Часть 2.

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Тема тьмы и света еще глубже просачивается в миф и пронизывает видение великих религий мира. Гермес, которого мы скоро рассмотрим более подробно, проникает в алхимию как Меркурий, неоднозначный и непредсказуемый дух света и тьмы, управляющий опусом* и при этом всегда угрожающий его разрушить. Он/она всегда изменчивый, андрогинный, является и базовой субстанцией, и философским камнем, он – носитель всех мыслимых противоположностей, и изображён как тёмный двойник Христа. Таким образом Меркурий представляет собой хтонического двойника Сына Бога, рождённого во тьме Матери Земли. Дуалистические религии, такие как зороастризм, также отражают эту неоднозначность двуликой вселенной. Ахура Мазда (Ормузд) представляет собой светлый принцип, тогда как Ангра Майнью (Ахриман) является тёмным принципом. Ормузд поддерживает жизнь, счастье и вечное благоденствие, а Ахриман ищет только смерть, несчастья и страдания. В глазах Близнецов космос разделяется на противоположности, и как Кастор и Полидевк проводят половину своего времени в Гадесе, а половину на Олимпе, так же поступают и Близнецы, в один момент воспринимая только хорошее в жизни, а в другой — только плохое.

  • Латин. magnum opus — великое делание, прим. переводчика

В северной мифологии враждующих братьев воплощают собой Бальдр и Локи. Бальдр прекрасен, изящен и идилличен, фактически, он слишком хорош, чтобы быть настоящим. Локи тёмен и коварен — он блестяще изображён в столетней постановке «Кольца Нибелунгов» в Байройте как уродливый горбун, искривлённый как телом так и мыслью, — и в конечном итоге ответственен за смерть Бальдра. Альберих и Вотан находятся в таких же отношениях в «Кольце», где Вотан сам признаёт их двойственность и называет себя “белым” Альберихом, в то время как карлик является “чёрным” Альберихом. На человеческом уровне Зигфрид и Хаген противостоят друг другу как золотой герой и его чёрная тень. Но смерть Зигфрида от рук Хагена, как и смерть Бальдра от рук Локи, в некотором смысле является необходимостью, или судьбой. Светлый герой слишко ярок, чересчур неуязвим и слишком далёк от обычного человеческого страдания и обычного человеческого стремления выполнить возложенную на него задачу искупления. Он может быть ранен только сзади, и это подразумевает, что яркая героическая позиция может отразить в жизни всё, кроме тени, бессознательного. В завершении «Кольца», всё кажется мрачным и гнетущим, потому что герой убит, и мир богов приближается к своему концу.

Но если я правильно поняла тему Вагнера, он, по-видимому, говорит, что после разрушения, после того как гигантский мир двумерных богов погрузился в сумерки, то, что осталось это само человечество. Так Иуда должен предать Иисуса, и Иисус должен осуществить назначенное ему жертвоприношение, чтобы человеку мог быть предложен символ, который объединяет противоположности в жизни. Каин должен убить Авеля и быть соответствующим образом отмечен, а Сатана должен убедит Бога наказать Иова и довести Еву до того, чтобы она съела яблоко. Ричард Донингтон в своей книге о цикле «Кольца» говорит:

«Если Хаген в некоторой степени является тенью лично Зигфрида, Альберих представляет собой самого Князя Тьмы. Если человек прибегает к колдовству, данная сцена напоминает нам, что это происходит потому, что дьявол всегда рядом, чтобы побудить к этому. Но провокация дьявола играет свою роль в развитии характера, который главным образом состоит в осознании того, как неразделимы (но не непримиримы) добро и зло. Дьявольское является оборотной стороной божественного». (Richard Donington, “Wagner’s Ring and Its Symbols”, Faber, London, 1963, p.232)

Вагнер, сам являвшийся Близнецами, вероятно, был близко знаком с этой проблемой. Конечно, в биографии он дошёл до нас как совершенно противоречивый, несносный и трудный человек, но вместе с тем и как один из величайших художников, каких когда-либо порождала история. Менее ярким Близнецам, вероятно, следует достичь такого же глубокого понимания, и я чувствую, что бурные изменения, которые так часто происходят в жизни Близнецов и которые поощряются собственной плутовской теневой стороной индивидуума, крайне необходимы.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Близнецы. Часть 4.