Лиз Грин. Миф и Зодиак. Дева. Часть 2

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Дева

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Этот парадокс ставит Деву перед огромным конфликтом, и именно из этого конфликта возникает паттерн развития Девы. Проигрывается ли он как конфликт между личной и профессиональной жизнью, между браком и независимостью (распространённый лейтмотив), между духовностью и материализмом, между нравственностью и развязностью, Дева сражается с этими противоположностями на протяжении всей жизни, пытаясь охватить их обе. Часто девий индивидуум будет пытаться воплотить одну из них, жертвуя другой, и это, как правило, вызывает трудности, ибо судьба знака, похоже, не позволяет такого раскола. Я считаю, что Персефона, когда мы встречаем её в мифе, воплощает только половину парадокса Девы; она решила оставаться девой, а не блудницей, и её тайная непрожитая сторона — представленная в истории Геей или Афродитой — неминуемо ведёт к её похищению и принудительному браку с владыкой мёртвых.

Слово «дева», как и знак, сложное. В наше время мы склонны понимать его как относящееся к сексуальной нетронутости и неискушённости, но это далеко от изначального смысла этого слова. Наша астрологическая Дева в её мифологическом контексте едва ли является девственницей. Стоит только взглянуть на фигуры, подобные чёрной Артемиде Эфесской с её сотней грудей, по чьему повелению каждая молодая женщина проводила ночь в храме, словно проститутка отдаваясь незнакомцу и тем самым принося жертву богине перед вступлением в брак, чтобы обнаружить противоречие с нашей современной интерпретацией. Тем не менее, Артемиду называют «девой». Как пишет Джон Лэйярд в своём эссе об архетипе девы:

«Во-первых, хотя сейчас мы думаем о слове “девственная” как о синонимичном слову “целомудренная”, это было не так как с греческим словом “parthenos” или с еврейским “almah”, которому в библейских переводах наиболее часто соответствует слово “дева”. Греческое слово использовалась для незамужней девушки, независимо от того, целомудренна она или нет, и также фактически применялось для незамужних матерей. Еврейское слово означало что-то вроде “незамужняя” без отсылки к добрачной невинности».

Это неминуемо ведёт нас к проблематичному образу шлюхи, ибо для древних богини-девы (virgin goddess), такие как Атаргатис и Эфесская Артемида, сами были блудницами, и их храмы обслуживались проститутками, которые олицетворяли собой божество её одаривали божественной благосклонностью* благочестивых мужчин, тем самым поднимая их также до полубожественного статуса. В этом смысле проститутка является тем же, что и мифологическая дева, ибо она представляет собой архетипический образ свободной женщины, которая состоит в браке прежде всего со своим внутренним бытием и только во вторую очередь с мужчиной. Лэйард пишет:

«Таким образом, в этом смысле слово “девственница” означает не целомудренность, но нечто противоположное, плодородие природы, свободной и неконтролируемой, соответствующей на человеческом плане любви вне брака, в противоположность контролируемой природе, соответствующей супружеской любви, несмотря на то, что с законной точки зрения половые сношения в рамках брака являются единственными, которые считаются чистыми».

  • в оригинале употреблено слово «favours», которое может переводиться как «сексуальная близость, как, когда она была дарована женщиной» – прим. переводчика.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Дева. Сексуальность