Лиз Грин. Миф и Зодиак. Дева. Окончание

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Дева. Девственная Богиня

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Мне кажется, что ощущение бессмертия, о котором пишет Юнг, принадлежит «обычной» жизни, а не трансцендентному царству маскулинного духа. Это бессмертие природы, «правота» повседневных дел. Эта мистерия матери и дочери предлагает другое измерение девьего ритуализма, корни которого лежат в глубоком переживании того, что каждый момент жизни является новым началом, возникающим из предыдущего цикла и порождающим следующий цикл.

В своём эссе о коре Юнг писал, что дева всегда должна быть принесена в жертву, чтобы стать матерью. Это её «судьба». Нам не нужно воспринимать это буквально, ибо многие женщины не становятся матерями в буквальном смысле, как не становятся ими и мужчины. Но если в более глубоком смысле материнство – это взращивание потенциалов и рождение внутреннего паттерна во внешней жизни, тогда этот мифологический лейтмотив действительно применим к Девам обоих полов, которые, как правило, вынуждаемы своим даймоном проявлять свои таланты и дары внешне выразительным и конкретным способом. Но если эти внутренние потенциалы должны быть выражены в форме, тогда дева должна умереть, потому что надежда на совершенство исчезает в любом физическом творении. Я подозреваю, что одержимость, которую многие мужчины испытывают по отношению к девственности (свидетельством чему является множество фильмов, посвящённых обольщению молодой девушки и лишению её девственности, не говоря уже о глубоко укоренённых коллективных ожиданиях того, что женщина должна идти в свою брачную постель, нетронутая никем, кроме своего супруга), уходит корнями в этот миф. Испачканные вещи раздражают Деву, но вещи должны пачкаться, если жизнь должна быть прожита.

Фигура анимы, наиболее точно соответствующая этой фантазии о совершенстве в западном сознании, это фигура Марии, олицетворяющей самодостаточность и святость незапятнанной души. Мария чудесным образом остаётся девственницей даже после рождения Иисуса, и это отражает вечно обновляемые качества девственной богини, которая может быть блудницей и матерью, но которая при этом сохраняет внутри присущую ей нетронутость.

Я ничего не сказала о Гермесе-Меркурии, являющимся планетарным управителем Девы, отчасти потому, что мы уже встречались с ним в Близнецах, и многие из его атрибутов также принадлежат Деве. Но мне никогда не нравился Меркурий, как единственное описание того сложного сплетения качеств, которое кроется в Деве. Возможно, есть другая планета, ожидающая своего открытия, которая может быть соуправителем этого знака, а может и нет. В алхимических текстах Гермеса иногда можно встретить в феминной форме, где он/она изображается в виде русалки или мелюзины с рыбьим хвостом. Этот лунный Гермес с рыбьим хвостом представляет собой древний образ сирийской богини Атаргатис, которая сама является наполовину рыбой и, по мнению Фрэнсис Йейтс, имеет самое близкое родство с Девой. В своей женской форме Меркурий алхимиков является девственной матерью, утробой материи, которая породит божественного сына, также являющегося Меркурием в своей мужской форме. Если мы хотим довольствоваться Меркурием, как планетарным управителем Девы, тогда мы должны расширить наше понимание его в это парадоксальное лунное измерение. Ибо оно лунное, и несмотря на выразительность, ум, ловкость и проницательность, которые являются дарами Гермеса Деве, а также и Близнецам, за всем этим вырисовывается фигура девственной богини в её непостижимой тайне.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Весы