Лиз Грин. Миф и Зодиак. Дева

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Лев. Образ Аполлона

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

«Воистину, мой Сатана, ты просто глупец
И не отличаешь одеяние от человека;
Каждая шлюха когда-то была девственницей».
Уильям Блейк, «Врата Рая»

Мы уже встречали один миф, который, как я считаю, тесно связан с Девой: похищение Персефоны. Хотя я упоминала этот миф в связи с Плутоном и Скорпионом, сама по себе фигура Персефоны является характерной фигурой коры — девы — и её судьба отображает что-то весьма релевантное для Девы. Именно этот образ коры я теперь хотела бы исследовать более подробно.

Созвездие Девы отождествлялось греками с богиней Астреей (или Дике), которая олицетворяла принцип справедливости. Согласно Гесиоду, она была дочерью Зевса. Когда-то во времена Золотого Века, когда между людьми не было раздора и кровопролития, она жила на земле. Она сидела в компании обычных людей, и собирала вместе старейшин на рынке и убеждала их подчиняться законам природы. Но с постепенным развращением человечества Астрея возненавидела человеческий род за его преступления и навсегда оставила землю, вознесясь на небеса, чтобы присоединиться к своему отцу Зевсу и стать созвездием Девы. Для Гесиода фигура Астреи сурова, и является той, которая карает за преступления. У неё много общего с Немезидой, с которой мы уже встречались. Но справедливость Астреи не связана с судом и тонкостями социальных отношений. Мы встретим что-то более подобное этому, когда дойдём до рассмотрения знака Весов. Астрея, которая обычно изображается несущей сноп ячменя, является более земной богиней. Джейн Харрисон в «Фемиде», своём исследовании социальных источников греческой религии, пишет:

«Дике [Астрея] это способ жизни каждого природного существа, каждого растения, каждого животного, каждого человека. Это также уклад, обычай, устроение огромного животного — Вселенной, уклад, проявляющийся во временах года, в жизни и смерти растительности; и когда выясняется, что всё это зависит от небесных тел, Дике проявляется в изменении восхода и захода созвездий, в прибывании и убывании Луны и в суточном и годичном движении Солнца». (104)

Здесь перед нами что-то, не отличающееся от древней фигуры Мойры, хотя Астрея — богиня и не настолько первобытная и не отвечает за распределение судьбы. Она, похоже, представляет собой образ присущей природе упорядоченности, и её отвращение к человечеству является мифологическим образом традиционного девьего отвращения к беспорядку, хаосу и нерациональному расходованию времени и субстанции. Как и у Астреи, у Девы нет особой симпатии к тем, кто безрассудно устраивает беспорядок. У всех вещей есть своё время и место под управлением богини Астреи, у каждой природной формы во вселенной есть свой соответствующий цикл и своя ценность. Неудивительно, что Дева, с таким руководящим её знаком даймоном, склонна к ритуализму и к такому видению жизни, согласно которому «справедливость» должна быть восстановлена.

Френсис А. Йейтс написала выдающееся исследование лейтмотива Девы Астреи в политике шестнадцатого века (названное, соответственно, «Астрея»), когда королева Елизавета I, сама бывшая Девой, была отождествлена с этой мифологической фигурой. У Йейтс есть следующие замечания о небесной Деве:

«Происхождение Девы неясно. Некоторые называют её дочерью Юпитера и Фемиды, другие — дочерью Астрея и Авроры, третьи называют её Эригоной, дочерью Икара, благочестивой девой, чья маленькая собачка привела её к мёртвому телу отца. У неё есть связи с несколькими божествами. Колосья в её руке предполагают, что она должна быть Церерой [Деметрой]. Иногда её связывают с Венерой. Другие думают, что она является Фортуной, потому что её голова исчезает между звёздами. В её природе есть намёк на Изиду… но женское божество, с коим она имеет наибольшее сходство, это Атаргатис, сирийская богиня, которой под именем Девы Целестис поклонялись в Карфагене, и ассоциировали с Уранией и, подобно Изиде, с Луной. Таким образом, праведная дева является сложной фигурой, плодородной и бесплодной в одно и то же время; правильной и праведной, и при этом с оттенком восточных лунных экстазов». (105)

Действительно сложная: по-видимому, Дева воплощает собой глубокий парадокс, комбинацию честной и почти по-учительски строгой Астреи с поставленной с ней рядом оргиастичной лунной богиней-блудницей Малой Азии.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Дева. Часть 2