Лиз Грин. Миф и Зодиак. Овен. Завершение

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Овен. Часть 4.

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Есть и другие мифы, релевантные знаку Овна, но я хотела бы закончить тем мифом, с которого началась данная глава: историей Эдипа. Это может показаться удивительным, так как Эдип, благодаря Фрейду, стал символом сына своей матери, который должен бороться с отцом, чтобы получить свой кровосмесительный и долгожданный приз. Для Фрейда проблема Эдипа является проблемой мужской фантазии-желания о союзе с собственной матерью (или, под ярлыком «комплекса Электры», женской фантазии-желания о союзе с собственным отцом). Таким образом убийство Лая представляло для Фрейда страх сына перед его кастрацией его собственным отцом и убийственную ревность, проистекающей из желания предъявить свои права на мать. Но очевидно, что Фрейд не прочитал миф полностью или решил проигнорировать важные его аспекты. Эдип убил отца, ещё не встретив мать. Ярость — вот что захлестнуло его; он был взбешен, потому что старый царь настаивал на том, чтобы первым проехать по узкой дороге. Эдип в этой истории вспыльчив и рыжеволос, и его гнев печально известен. С самого начала его конфликт это конфликт с Отцом. Он отказывается принимать пророчество Аполлона, полагая, что его собственная воля способна доказать несостоятельность диктата бога или судьбы. Возможно, ироничный взгляд, предлагаемый этой историей, заключается в том, что жестокая битва между мужчинами, вытекающая скорее из их собственных взаимоотношений и их тайной идентичности, а не из соперничества за какую-либо женщину или награду, в итоге приводит к тому же источнику жизни. Похоже, Фрейд не придавал достаточного значения происхождению проклятия, которое вернулось, чтобы обрушиться на Эдипа, но я склонна считать, что оно чрезвычайно важно. Царь Лай согрешил, и грех был совершён против мужчины и сделал другого мужчину его жертвой. Так, изнасиловав сына Пелопа, он преступил законы хозяина и гостя, а также, совершив жестокое нападение, нарушил законы собственного пола. Именно это посягательство на мужские «правила» привело в итоге к рождению Эдипа и ужасной судьбе, которая его ожидала. Здесь «родовой грех» идёт со стороны отца, а не со стороны матери, и должен быть искуплен сыном. Отец не находится в «правильных» отношениях с маскулинным принципом, он стал действительно ужасным, и сын должен с ним сразиться. Насколько я понимаю миф об Эдипе, это с самого начала история об отце и сыне.

Эдиповы битвы внутри семей, по-видимому, являются основным способом разыгрывания овенского паттерна, и я видела, как он разворачивается и у мужчин и у женщин. Но суть битвы не столько во владении родителем противоположного пола, сколько в ниспровержении старого порядка и утверждении независимого, индивидуального духа. И это разыгрывается как яростный дух соперничества этого знака. Яхве заявляет, что его народ не должен поклоняться никакому другому богу, и то же, делает Овен, который часто не в состоянии вынести никакого компаньона собственного пола, если только этот компаньон не отличается от него настолько, что не составляет ему конкуренции, или достаточно уступает ему в развитии, чтобы не представлять собой угрозы. Подобно тому, как любовные треугольники характерны для Весов, причину чего мы в своё время исследуем, они так же распространены и среди Овнов, но по другим причинам. Избавление попавшей в беду девицы (или оказавшегося в бедственном положении сенситивного мужчины) является любимым жизненным паттерном Овна, так же как и выступление в защиту неудачника и проигранного дела. Но страдающая возлюбленная имеет меньшее значение, чем сама битва. Если бы не было битвы, сомнительно, что Овен стал бы беспокоиться о девице. Конечно, это не обязательно должна быть физическая девица, в случае некоторых Овнов из-под власти Ужасного Отца должна быть освобождена идея или философия, или творческий вклад, который в целом не ценится в мире «отцами». На самом деле сильный стресс испытывает сам Овен и проецирует его на внешний объект, ибо Ужасный Отец, который кастрирует сына, делает это, не позволяя ему достичь самореализации и победы. Как пишет Нойманн:

«Он [Ужасный Отец] действует, как своего рода духовная система, которая извне и свыше захватывает и разрушает сознание сына. Эта духовная система появляется как связывающая сила старого закона, старой религии, старой морали, старого порядка; как сознание, обычай, традиция или любое другое духовное явление, которое захватывает сына и препятствует его продвижению в будущее. Любое содержимое, которое функционирует посредством своего эмоционального динамизма, как, например, парализующая хватка инертности или вторжение инстинкта, принадлежит сфере матери, природы. Но все содержимое, поддающееся сознательному постижению, ценность, идея, моральный канон или какая-либо иная духовная сила, относятся к миру отца и никогда к миру матери». (Эрих Нойманн «Происхождение и развитие сознания».) (86)

Драма между отцом и сыном позже снова появится в Зодиаке, в частности, знаках Льва и Козерога. То измерение, которые мы встречаем здесь, в первом знаке, является начальной битвой за свободу, ибо в небесах есть место только для одного бога. Могущество Зевса, Аммона или Яхве было бы бессмысленным, если было бы несколько других божеств, разделяющих ту же работу, и для Овна никогда не может существовать какого-либо иного божества, кроме «сокрытого», проявляющегося как его собственная фаллическая сила. Поскольку его битва ведётся с Богом-Отцом, Овен должен полностью осознавать то, что делает, и ему необходимо чтить божество, против которого он борется. Другими словами, он должен быть «благочестивым», а не просто разгневанным. Если он действует в надменности гибриса, как сделал Ясон, отбросив Медею и ухватившись за коринфское царство, тогда его подвиги неминуемо сойдут на нет. Но его столкновение с Ужасным Отцом творит его личность и внутренний «авторитет», после него он может справиться с ответственностью за царство, за которое он сражался. Без этой борьбы он остаётся вечным сыном своего отца, вечным бунтарём, который извне бросает камни в окна, но никогда не может войти в то место, где лежит сокрытым руно, воплощающее его собственную мужественность.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Телец