Лиз Грин. Миф и Зодиак. Прометеевский дух

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Водолей. Прометей

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Зевс поклялся отомстить. Он приказал Гефесту, божественному кузнецу, сделать глиняную женщину. Четыре Ветра вдохнули в неё жизнь, а все олимпийские богини её украсили. Эту женщину, по имени Пандора, Зевс отправил в подарок Эпиметею, брату Прометея. Но Эпиметей был предупреждён своим дальновидным братом о том, что не следует принимать подарков от Зевса, поэтому отказался от этой женщины. Тогда Зевс приказал приковать обнажённого Прометея цепями к столбу высоко в Кавказских горах, где прожорливый стервятник (или орел) на протяжении всего дня год за годом разрывал его печень. Каждую ночь печень снова полностью отрастала. Эпиметей, встревоженный судьбой своего брата, женился на Пандоре. Она открыла сосуд, о котором Прометей предупреждал брата, чтобы тот держал его закрытым. В этот сосуд он изо всех сил пытался заточить все Бедствия, которые могли поразить человечество: Старость, Тяжёлый Труд, Болезнь, Безумие, Порок и Страсть. Они облаком вылетели из сосуда и набросились на расу смертных. Однако, обманчивая Надежда, которую Прометей также запер в сосуде, отговорила людей своей ложью от общего самоубийства.

Однако, страдание Прометея, которое Зевс собирался сделать вечным, имело свой предел, так как герой Геракл умолял об освобождении титана, и оно было даровано. Мы уже видели, как кентавр Хейрон предложил обменяться с титаном бессмертием, чтобы Гадес обманом не был лишён души. Поскольку Зевс осудил Прометея на вечное наказание, он потребовал, чтобы титан, дабы по-прежнему выглядеть заключённым, носил кольцо, выкованное из его цепей и украшенное камнем кавказских гор. С тех пор человечество в честь своего благодетеля стало носить кольца и венки, а стрелу, которую Геракл использовал, чтобы подстрелить мучившего Титана стервятника, Зевс поместил среди звезд, как созвездие Стрелы.

Прометей – избавитель человечества от тьмы. Как он сам говорит в трагедии Эсхила, все искусства и науки, которые были развиты человеческой расой, исходят от него. Этот благодетельный аспект мифологической фигуры достаточно узнаваем в заботе Водолея о благосостоянии и развитии человека. Но проблема Зевса менее проста, так же как и образ его мучений. Здесь мы видим парадоксальную проблему стремления к сознанию, сталкивающегося со стремлением к бессознательному. Прометей – это не «человек» в смысле эго; он – даймон, который стремится помочь человеку развиваться. Эта постоянная напряжённость на архетипическом уровне порождает неизбежные страдания, ибо столкновение неизбежно. Мы можем смотреть на Прометея как героя, потому что он предложил человеку божественный творческий огонь. Но с точки зрения мира богов он совершил преступление, грех, и именно эта ситуация особенно волновала Юнга: ощущение греха, которое возникает, когда предпринимаются какие-либо усилия по индивидуальной реализации.

У Юнга Водолей был на Асценденте, и поэтому его озабоченность этой проблемой должны была иметь какое-то отношение к нему, а также к тому, что он наблюдал у своих пациентов. Открывая ларец бессознательного Пандоры, он, как ни парадоксально, играл роль как Прометея, так и Зевса. Я думаю, что его постоянное сомнение в правильности собственной работы является некоторым указанием на то, что может означать этот набрасывающийся на печень стервятник или орёл; ибо печень в древней астрологически-физиологической корреляции, является органом Зевса-Юпитера, и поэтому стервятник Зевса разрушает ту часть смертного тела, которая также является самим богом. Мы снова вернулись к этому своеобразному удвоению символов, с которым уже несколько раз встречались. Бог наказывает Прометея через тот самый аспект титана, который отображает бога. Наверное, это можно описать как его веру или уверенность в себе.

Я обнаружила, что бок о бок с искренним альтруизмом Водолея также лежит глубокая неуверенность в себе, и я редко видела людей, столь искусных в самонаказании и самоочернении, как те Водолеи, которые сумели что-то выразить от прометеевского духа и внесли какой-то вклад, сколь бы маленьким он ни был, в эволюцию индивида или коллектива. В традиционной астрологии Солнце в знаке Водолея находится в «ущербе», и это, как утверждается, указывает на то, что принцип самовыражения и уверенности в себе сдерживается постоянной озабоченностью Водолея властью группы и её точкой зрения. Водолея часто мучает ужас того, что он может оказаться «эгоистичным», и более всех других знаков он полон всеми этими «следует» и «должно». Миф наводит на мысль о более глубоком основании этого страха самореализации. Он подразумевает проблему ощущения греха, которая сопровождает любые реальные усилия по развитию.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Водолей. Зевс и Прометей