Лиз Грин. Миф и Зодиак. Рак. Часть 2.

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. РАК

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Таким образом, нам представлены два измерения Рака: Ужасная Мать, стремящаяся удержать контроль над рождающейся индивидуальностью, и Божественный Отец, который является источником жизни, и к которому стремится индивидуум. Эрих Нойманн в своей работе «Происхождение и развитие сознания» предполагает, что оба этих Мировых Родителя являются неотъемлемыми частями одного и того же единства, которое сознанию первобытного человека и ребёнка видится двуполым и на протяжении тысячелетий изображается как Мировой Змей или Уроборос, змея, заглатывающая свой хвост и пожирающая себя только для того, чтобы снова себя родить. Уроборос является самым древним символом человеческого происхождения, возникающим из той глубины первопричины, где мир и психе всё ещё едины, и где исходный вопрос о происхождении мира в то же самое время является вопросом о происхождении человека, происхождении сознания и происхождении самого себя. В ответ на вопрос «Откуда я появился?» этот мощный образ возникает из глубины, которая одновременно является и матерью и отцом. Это изначальное совершенство перед появлением противоположностей и конфликта, яйцо, из которого сформировался весь мир. Следовательно, Уроборос является первоначальной творческой стихией — тем, что Юнг определял как океан коллективного бессознательного, — которая всё время сама себя убивает, сама с собой соединяется и сама себя оплодотворяет. Рак символизирует это материнское лоно, но оно не исключительно материнское. Это также единство маскулинной и феминной противоположностей, Мировые Родители, соединившиеся в вечном сожительстве. Я чувствую, что Рак побуждаем к поиску своего божественного источника; что это его даймон, который изображается и как начало жизни до физического разделения и рождения, и как конец жизни, когда душа снова становится одним целым с Единым. Таким образом, это и регрессивная тоска по утробе матери, и мистическая жажда Бога. Понятно, что проекция этого первичного символа в первую очередь падает на личную мать, почему, вероятно, она и приобретает столь угрожающе преувеличенные размеры в жизни Раков, независимо от того, действительно ли она, в каком-либо объективном смысле, настолько могущественна. Классический «материнский комплекс» Рака на самом деле не связан с персональной матерью. Это первая стадия постепенного раскрытия к внутреннему источнику, хотя обычно Рак во время разных периодов своей жизни будет искать этот источник, воплощённым в «материнской» личности, мужской или женской, которая сможет «позаботиться» о нём или устранить его страх изоляции и обособленности. Женщины-Раки также ищут Мать-Отца в своих отношениях, или стремятся стать им сами в акте проявления материнской заботы. Но кажется печальным, если только это не является необходимой участью (necessary fate), что многие Раки лишены реальных детей, или должны позволить этим детям уйти, чтобы более глубокий смысл мифа мог проиграться в их жизни и божественный Родитель мог стать внутренним вместилищем.

«Существование во времени, предшествующем началу, вероятно, также связано с этим предварительным знанием. Творение, всё ещё существующее в круге, участвует в знании неоформленного, оно растворяется в океане мудрости. Первозданный океан, также являющийся символом начала, — ибо кольцеобразный змей уроборос является и океаном, — источник не только творения, но также и мудрости». (Э.Нойманн, «Происхождение и развитие сознания»)

Наряду с проблемой того, что Нойманн называет «уроборическим инцестом» – этим непреодолимым стремлением отступить из жизни в объятия Мировых Родителей — в Раке также есть колоссальная творческая сила. Это царство неоформленных образов, повивальными бабками которых служат люди искусства, и по этой причине я более склонна ассоциировать Рака с поэтами, художниками и музыкантами, а не с хорошими кухарками или домашними хозяйками. Список очень длинен — Пруст и Шагал являются всего лишь двумя его представителями — и впечатляющ. Этот даймон, стоящий за Раком, похоже, больше всего обеспокоен рождением образов океанического царства, будь то в форме материального ребёнка или художественного творчества. Последнее для Рака зачастую важнее первого, и оно может быть спроецировано на «творческую индивидуальность», которую Рак решает опекать.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Рак. Часть 3.