Лиз Грин. Миф и Зодиак. Рак. Окончание

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Рак. Часть 3.

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Результатом пререканий олимпийцев о судьбе Фетиды стало то, что она вышла замуж за человека по имени Пелей. От него она родила знаменитого героя Ахилла, который несёт в себе все отличительные черты Рака. Грейвз называет его поведение «истеричным», когда тот дуется в своём шатре под стенами Трои, и в детстве Фетида попыталась оградить его от участия в Троянской Войне, одевая его как женщину. Фактически Фетида родила Пелею семерых сыновей, и, верная своей матриархальной природе, она не могла вынести мысли, что это будут смертные дети, которые обречены умереть. Ей удалось похитить шестерых из них и сжечь их смертную плоть, чтобы они могли вознестись на Олимп и занять своё место среди богов. Пелей был в ярости от этого умерщвления своих сыновей и ухитрился спасти Ахилла, прежде чем весь ребёнок был сожжён; отец крепко держал свою руку на лодыжке сына, которая осталась смертной. Эта версия истории, по-видимому, предшествует той, где Фетида, чтобы сделать своего сына бессмертным, окунула его в реку Стикс, забыв о лодыжке, за которую она его держала. Но чувство в обеих историях одно и то же. Когда я сталкиваюсь с действием этого мифа в жизни людей, он часто принимает форму нуминозной проекции на любимого ребёнка, от которого ожидается достижения высот Олимпа, даже если в процессе разрушается его человеческая природа. Иногда Раки, если у них нет настоящих детей, на которых может быть спроецировано сверхчеловеческое деяние, будут лелеять такую позицию по отношению к собственной креативности, находя всё, исходящее от них, ущербным и отвратительным, если только оно не является божественным. Здесь, по-видимому, возникает вопрос, почему Рак зачастую не реализовывает свой творческий потенциал сам, а ждёт, когда эту задачу сможет выполнить возлюбленный партнёр или ребёнок.

История Ахилла весьма любопытна. Было предсказано, что он либо умрёт юным и завоюет великую славу, либо проживёт долгую, но бесславную жизнь дома. Кажется, что богини судьбы не определились насчёт его, или же даровали ему большую возможность выбора, чем большинству людей. Его мать Фетида, естественно, предпочла второй вариант, но сам Ахилл выбрал первый. Я не думаю, что это надо воспринимать буквально, не более, чем требует буквального исполнения любой мифологический лейтмотив. Но, конечно, вести битву за освобождение себя от богини означает рисковать собственной смертностью и, возможно, умирать на других уровнях для того, чтобы стать свободным. Это монументальное усилие со стороны Рака часто является актом, который высвобождает потенциал творческого воображения. Но есть столько же, а, возможно, и намного больше, Раков, выбирающих второй путь, предпочитающих всю жизнь оставаться рядом с поддержкой Матери, жертвуя любым потенциалом, которого они могли бы достичь. Как мы видели, Фетида играла активную роль, пытаясь не дать Ахиллу присоединиться к направляющимся к Трое воинам, и, похоже, что Раки переживают свою личную мать как удерживающую их от жизни. Но скрывающийся среди женщин Ахилл был обнаружен Одиссеем, позвавшим его на войну. Мы видим, как во всех битвах Ахилллу мешает его божественная мать, которая врывается в его шатёр, неся с собой новые доспехи, надлежащую одежду, чистое бельё и так далее. Удивительно, что Гомер не упомянул куриный суп. Если бы «Иллиада» не была таким великим и трагическим повествованием, она была бы весьма забавна, и, конечно, эта её часть до боли смешна. Единственным, что было способно вытолкнуть угрюмого Ахилла из шатра и заставить его сражаться, это смерть его друга и возлюбленного Патрокла. Только тогда раскрываются его истинные мужество и храбрость. Это, по-видимому, тоже одна из граней Рака — ничего, кроме глубокой эмоциональной потери, не вынудит этот знак к прямой конфронтации с жизнью.

Тема Великой Богини – это нить, которая в том или ином аспекте тянется через многие другие знаки зодиака. Кажется, Рак описывает её как породительницу жизни и властительницу моря. Она – утробные воды, из которых появляется младенец, и бессознательные воды, из коих возникает отдельная индивидуальность, и этот великий образ Матери всегда остаётся самой мощной силой в жизни Рака. В более позднем возрасте он склонен смещаться с персональной матери, как эксклюзивной его носительницы, к творческому бессознательному, но в какой бы форме Рак ни сталкивался с ней, он всегда, хорошо это или плохо, с ней связан. Тёмным ликом этого даймона является подавляющая связь с матерью, которая парализует и мужчину и женщину, и связывает их таким образом, что индивидуальный потенциал заглушается. Светлым ликом является возможность способствовать рождению образов бессознательного. Вопрос сепарации с матерью это монументальный обряд перехода в жизни Рака, и он должен быть совершён не однажды, а много раз на множестве разных уровней. Подобно настоящему крабу, вынужденному держаться близко как к воде, так и к суше, Рак побуждаем к тому, чтобы закрепиться в конкретном мире, вечно оставаясь одной ногой в воде, так чтобы в итоге он сам мог стать лоном, через которое смогут появиться на свет зарождающиеся дети моря.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Лев