Лиз Грин. Миф и Зодиак. Рыбы. История Диониса

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Рыбы. Фигура Диониса

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Если нам удастся пробиться сквозь манерность этого сделанного в девятнадцатом веке описания, мы обнаружим, что здесь, по-видимому, подразумевается ощущение единства как на инстинктивном, так и на духовном уровне. Это состояние мистической сопричастности природе, животным, растениям и вину, и все они предстают в материальной идентичности с богом. Это экстатическое единство с природной, бессмертной жизнью – наиболее известное в индивидуальных образах сновидений как оргия – сочетается в личности бога с переживанием острых страданий. Дионис – это своего рода теневой Христос, Христос с фаллосом, поскольку он сам, как и Христос, является и жертвой и искупителем.

Мать Диониса появляется в мифе под разными именами. Иногда она Деметра, которую изнасиловал Зевс; иногда Персефона, её дочь. Чаще всего она Семела, дочь фиванского царя Кадмоса, с которой у Зевса была тайная любовная связь. Гера, как всегда, ревнивая, приняла облик старой соседки и убедила девушку потребовать, чтобы Зевс предстал перед ней в его истинной форме. Семела, не осознавая, что это её погубит, добилась от царя богов обещания дать ей все, что она пожелает, а затем попросила его показать свою божественную природу. Она была уже на шестом месяце беременности. Приговорённый своим собственным обещанием, Зевс был вынужден явиться как гром и молния, и Семела была сожжена дотла. Но Гермес спас её нерожденного сына, зашил его в бедро Зевса и в надлежащий срок принял его рождение. Таким образом, Дионис был назван «дважды рожденным» или «двувратным». Он – мужчина, рождённый от мужчины, но он женоподобный бог и бог женщин, обычно изображаемый как изнеженный юноша с мягкими чертами. При рождении он был рогатым ребенком, увенчанным змеями*. Одним из его тотемных животных является козёл, символ плодородия и похоти. По приказу Геры титаны схватили его и, несмотря на его превращения в формы животных, разорвали его в клочья. Куски они сварили в котле, тогда как из земли, на которую упала его кровь, выросло гранатовое дерево.

Когда же приспел ему срок,
Рогоносного бога родил он [Зевс],
Из змей венок ему сделал,
И с той поры этой дикой добычей
Обвивает менада чело.
Еврипид, «Вакханки» (прим. переводчика)

Но его бабушка Рея спасла его и снова вернула к жизни. Он вырос в тайне, переодетый в девочку (подобно Ахиллу, который подвергся такому же унижению). Но когда он повзрослел, Гера снова его отыскала и наслала на него безумие. Он странствовал по всему миру в сопровождении своего наставника Силена (сатира) и компании диких менад. Он научил искусству возделывания винограда Египет и Индию, а затем вернулся странствовать по Греции. В конце концов он прибыл в Фивы, где родилась его мать. Царю Пенфею, чьё имя означает «тот, кто страдает»** (как и сам Дионис), не понравилась распутная наружность бога, и он велел схватить его и его жалкую свиту. Но Дионис наслал на царя безумие, и Пенфей обнаружил, что вместо бога заковал быка. Менады сбежали и ушли, неистовствуя, в горы, где разрывали на куски диких животных. Царь Пенфей решил их остановить, но, воспалённые вином и религиозным экстазом, менады, ведомые матерью царя Агавой, растерзали его и оторвали голову. Таким образом, его постигла та же участь, что и бога, которого он отверг.

** – или “горе, скорбь, печаль”, прим. переводчика

История Диониса жестока, и сам бог демонстрирует свирепость, с коей не сравнится никакая другая мифологическая фигура, кроме той, к которой он наиболее близок: Тёмная Матерь, Кали, Баст или Сехмет. То, что я должна связать это качество дикой жестокости с нежными и безобидными Рыбами, может показаться странным; но не мешает также вспомнить исторических Рыб, таких как Кемаль Ататюрк, который в 1915 году посчитал необходимым убить почти миллион армян в акте геноцида, почти сопоставимого с совершённым нацистской Германией. Такие Рыбы воплощают пожирающую рыбу знака, чудовище Тифона, вечного спутника искупителя. Это присущая природе дикость, убивающая Христа толпа, разрывающий Адониса кабан, Матерь Смерть, требующая плоти детей и сердец, вырванных из груди приносимых на заклание жертв. Но природа также может быть любящей и милостивой, и таким же может быть Дионис. Сладость и экстаз его обрядов, включавших в себя как жестокость расчленения животных, так и пронзающее единение с божеством, воплощали этот амбивалентный дух природы, даймон, который является и замещающе деструктивным, и обещающим при этом вечную жизнь.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Дилемма знака Рыбы