Лиз Грин. Миф и Зодиак. Рыбы. Жертва и искупитель

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Рыбы

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Итак, одна из этих рыб – великая богиня плодородия, а другая – её сын. Она пожирающая, разрушительная и похотливая – это изначальный мир инстинкта. Он – искупитель, Ихтис, Христос. Они навечно соединены нитью, которая связывает их хвосты; они не могут убежать друг от друга. Амбивалентное отношение к рыбе в древнем религиозном символизме отражает это спаривание, поскольку, с одной стороны, оно нечисто и является символом ненависти и проклятия, а с другой, представляет собой объект поклонения. По иронии судьбы, рыба была священной также и для Тифона, того чудовища, от которого богиня и её сын бежали, превратившись в рыб; так что мы снова встречаем это повторение единого образа в мифе, где и преследуемый и преследователь носят одну и ту же форму, а у являющегося искупителем тот же облик, что и у того, кто проклят. Возможно, здесь мы сталкиваемся с образом скоротечной, но священной жизни отдельной души, рождённой от Матери и обречённой на возвращение к ней, навсегда к ней привязанной, но на короткий период являющейся оплодотворителем земли и творческой искрой, которая обновляет жизнь.

Таким образом, миф о Рыбе тесно связан с Матерью и её любовником-сыном, и в частности с мифологической трагедией ранней смерти сына и его воскресения. Сезонный бог-искупитель расчленяется самой Матерью или одним из её тотемных животных – медведем, змеем, оленем, волком. Мы встречали этого сына-искупителя во Льве и Козероге, но в этих знаках он является сыном своего отца. В Рыбах мы встречаем ребёнка матери, горьковато-сладкое повествование о сыне, который «взят взаймы» только на один сезон, и чья берущая за душу история дошла до нас лишь слегка завуалированная в христианской доктрине. Связи астрологической эпохи Рыб и Христианства очевидны, особенно в отсылках, содержащихся в самих Евангелиях: «ловцы человеков», рыбаки как первые ученики, чудо хлебов и рыб. Символизм показывает Христа и тех, кто верит в него, как рыб, рыбу – как пищу, съедаемую во время религиозной трапезы, крещение – как погружение в пруд с рыбой и т. д. Расчленённого Христа ритуально едят, его кровь ритуально пьют; в этом смысле он является прямым потомком Аттиса, Таммуза и Адониса, а его ранняя смерть на деревянном кресте, дереве-символе Матери, является предопределённой смертью не по римскому или иудейскому приговору, а потому, что Мать призвала его снова вернуться домой.

Тема искупителя и жертвы очень близка сердцу Рыб. Независимо от того, идентифицируется ли индивидуум-Рыбы больше с жертвой и становится тем, кого расчленяет жизнь, или с искупителем, являющимся спасителем от страданий, выбирать между ними особенно не приходится, так как они представляют собой две стороны одного и того же. То же касается и прожорливой рыбы, богини, от которой должна быть спасена жертва; или кому должен быть принесён в жертву искупитель, чтобы освободить от греха других. Эти три образа – спаситель, жертва и пожирающее чудовище греха и проклятия – являются неотъемлемыми частями одного и того же мифологического мотива. Было правильно сказано, что люди, рождённые под знаком Рыб, воплощаются либо для того, чтобы страдать, либо для того, чтобы спасать. Как обобщение, оно вернее большинства других, и обычно происходит и то, и другое, ибо только тот, кто ранен сам, обладает состраданием. Никакой другой знак настолько не склонен представлять себя жертвой жизни, и никакой другой знак настолько не склонен к подлинному сочувствию к страданию. Я также не видела, чтобы какой-либо знак настолько быстро совершал сальто в хаос, разнузданную вседозволенность и моральное разложение, воплощённые в образе дикой богини Атаргатис, водной стихии, из которой, как говорит нам Коран, возникла вся жизнь.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Рыбы. Фигура Диониса