Лиз Грин. Миф и Зодиак. Стрелец

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Проблема Скорпиона.

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Нет ничего более определённого, чем неопределенность:
Судьба полна свежего разнообразия:
Постоянная ни в чём, кроме непостоянства.
Ричард Барнфилд, «Нежный пастух»

Прежде чем мы исследуем фигуру Кентавра, которая представляет созвездие Стрельца, сначала нам необходимо рассмотреть Юпитер, планетарного управителя знака, чьё греческое имя – Зевс. Мы уже несколько раз встречались с ним, в частности, в связи со знаком Овна, но у Зевса есть необыкновенно хорошо задокументированная «история жизни», и, подобно Афродите, он является одним из самых энергичных и полных жизни богов.

Некоторые характерные черты, принадлежащие Зевсу-Юпитеру, будут очевидны уже в занимательном пересказе Роберта Грейвса истории о Сотворении Мира. Главной из этих черт является интенсивно соперничающая, завоевательная, напыщенная природа этого ультра-мужского божества. Хотя эти качества традиционно связываются с Овном, в Стрельце, который далеко не так легкомыслен и добродушен, как его обычно описывают в популярных астрологических трактатах, я замечала их не меньше. Хотя Зевс сотворён Реей и ему позволено удерживать власть только с её согласия, он полон решимости уничтожить все признаки своей зависимости от женского начала. Однако это ему никогда не удаётся, так как его брак с Герой, царицей богов, снова привязывает его к женскому началу. Но он терпит неудачу не из-за того, что предпринимает недостаточно попыток. Рассказы о Зевсе и его возлюбленных и его бурный брак с сестрой-матерью-невестой обнаруживают в высшей степени индивидуалистичную персону этого могущественного бога, который не такой уж «мачо», как это кажется.

«Зевс не пришёл к власти просто благодаря своей победе над титанами; победе, которой он в действительности был обязан Матери Гее (Рее) и некоторым из её детей. Его владычество было основано гораздо больше на браках, на лояльности дочерей и внучек Геи».

Зевс – отец богов и людей. Мы уже видели, что его имя, дью (djeus), означает «свет небесный», так что он является даймоном молнии и просветления. Когда он появляется как победоносный царь богов, свергая господство земных титанов и устанавливая своё собственное небесное владычество, он отражает зарождение в коллективном сознании духовного принципа, который больше, чем Мойра. Поэтому уместно, что Стрелец следует за Скорпионом, ибо Зевс воплощает то, что принадлежит вечному духу, а не смертной плоти. Его зовут Богом дождя, Нисходящим, Ниспосылателем ливня, Отцом, Царём и Спасителем. Он предлагает свет духа, в противовес обречённой и безнадёжной жизни тела, удерживаемой в подобной тискам хватке Необходимости. Это, как я понимаю, и есть главный образ Стрельца – непрестанное стремление к духу, который превзойдет судьбу и смерть.

«Принимая во внимание таинственность, окутывающую рок и его осуществление, – то есть, когда круги богов и судьбы пересекаются, – можно предположить, что, чем более велико божество, тем легче оно может быть поставлено на один уровень с мрачной Необходимостью или даже вытеснить её. Когда Агамемнон говорит о своей роковой слепоте, он называет Зевса перед Мойрой. Но с мыслями об «указе Зевса» или «богов» воображение обращается от мрачной судьбы к разумному плану и цели».

Как Стрелец возникает из испарений «мрачной судьбы» и столкновения с подземным миром, который воплощен в Скорпионе, так и Зевс возникает из господства хтонической Матери и принимает на себя владычество над богами и людьми. Из мрака фаустовского царства Матерей, где признаны и приняты бессилие и смертность человека, его предопределённость семейной судьбой и разделение им коллективного зла, восстаёт та светлая устремлённость, которая составляет ядро всех религиозных обрядов: обещание бессмертного духа с его милостивой заботой, ожидающей в объятиях Доброго Отца.

«Боги, которые теперь управляют жизнью как проводники и как идеи, больше принадлежат не земле, а эфиру: и, следовательно, из трёх царств и их богов … только одно остается местом божественного совершенства, и это царство света Зевса».

Так Уолтер Отто описывает Зевса, который является гораздо более комфортным, хотя и непредсказуемым, божеством, чем Мойра и находится гораздо ближе к Богу нашего иудео-христианского устроения.

Продолжение – Лиз Грин. Миф и Зодиак. Стрелец в отношениях