Лиз Грин. Плутон и неприемлемые эмоции

Лиз Грин. «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Плутон в гороскопе рождения. Пример

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Поскольку Скорпион и Плутон так сильно связаны с тем, что в нашей культуре воспринимается как шлак, разногласия и неприемлемые эмоции, скорпионьему индивидууму легко увидеть себя самого воплощением теневой стороны всей семьи, носителем зла и тьмы. Но обвинять культуру абсурдно; поскольку в культурах, как и в отдельных людях, действуют архетипические паттерны, и за последние две тысячи лет архетипические доминанты на Западе двигались в направлении, противоположном Плутону. Обвинять семью в равной степени абсурдно, поскольку её члены страдают от той же коллективной проблемы. Не только члены семьи могут проецировать на индивидуума-плутонианца нежелательный шлак в их собственной природе; такой человек сам с готовностью примет проекцию и не найдет внутри [себя] ничего от света, но только тьму. Мумифицированный Осирис, мифологический образ, который подчеркивает важность сновидения Тимоти и кризиса, в который он входил, – это образ депрессии и тьмы, поскольку бог пребывает в таком состоянии смерти после своей неудачной битвы с Сетом, властелином преисподней, прежде чем богиня Изида воскрешает труп. Сновидение может предполагать возможность воскресения, поскольку мумия плавает на поверхности воды. Но для индивидуума, который провёл свою жизнь в изоляции и ненависти к себе, сострадательное принятие и любовь другого могут быть слишком болезненными, чтобы их можно было вынести.

Во время самоубийства Тимоти действовал освещающий транзит: Уран, в последнем деканате Скорпиона, двигался по Солнцу и формировал квадрат к соединению Марс-Сатурн-Плутон. В день смерти он не был в точном аспекте, однако некоторое время возбуждал натальную конфигурацию с предполагаемой возможностью какого-то прорыва или разрешения. Я обнаружила, что транзиты Урана предлагают такой шанс: можно привнести в сознание нечто, что было похоронено или всю жизнь отвергалось. По моему ощущению от этого транзита, возможность для перемен могла присутствовать. Вероятно, именно это испугало Тимоти, потому что знакомый дьявол иногда более утешителен, чем новая жизнь со всеми её неизвестными обязанностями и требованиями.

Я не хотела бы рисковать мнением о том, можно ли что-либо «сделать», когда человек сам решил встретить свою судьбу таким окончательным образом. Возможно, в некотором смысле Тимоти предложил себя в качестве козла отпущения или жертвы. У меня была возможность наблюдать за мистером и миссис С. во время коронерского расследования, где мой коллега должен был представить свой отчёт, поскольку, интересуясь родителями Тимоти после моего исследования его гороскопа, я попросила разрешения присутствовать. Это были приятные и скромные люди, которые просто не могли понять, что произошло, и совершенно очевидно, сами никогда не заглядывали в пасть ада. Их маленькие грехи были несомненны: духота, ханжество, не прожитые тени, отсутствие реального понимания сложного существа, которого они знали как сына. Они были простыми, обычными, коллективными людьми, не сильно отличающимися от большинства родителей. Было бы смешно и бесполезно обвинять их, потому что Плутон простирается дальше, чем родители, и наследственные грехи коллектива чрезвычайно стары. В конце концов, нельзя судить о том, что эта принесённая в жертву жизнь могла искупить в акте самоубийства, хотя наши сознательные суждения, естественным образом противоположны.

Продолжение – Лиз Грин. Глубина аспекта Венера-Плутон