Лиз Грин. Плутон и подавление

Лиз Грин. «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Плутон и ненависть. Часть 2.

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Психотерапевт знаком с миазмом ненависти и оскорблённой ярости, как родительской, так и самого человека, которая извергается, когда на дневной свет выходят пережитые в детстве бессознательное насилие, отторжение и унижения. Там, где в гороскопе расположен Плутон, часто обнаруживается забвение, необходимое подавление и предрасположенность к внезапному вспоминанию и вулканическому извержению яда на объект, который может быть не более чем катализатором. Кажется, существует связь между Плутоном и тем, что Фрейд имел в виду под вытеснением (которое не совершается целенаправленно решительным актом сознания, но случается как инстинкт выживания через своего рода неосознанную цензуру). Это то, что мы должны на время забыть, чтобы жить.

«В сознании есть «вытесненные» желания … Говоря, что такие желания есть, я не делаю исторического заявления о том, что они когда-то существовали, а затем были отменены. Теория вытеснения, которая важна для изучения психоневрозов, утверждает, что эти вытесненные желания всё ещё существуют, однако одновременно присутствует и подавление, которое их сдерживает». (З.Фрейд, «Толкование сновидений»)

Можно сделать некоторые обоснованные предположения о природе вытесненных «желаний» Плутона, а также об очень веских причинах «одновременного подавления», которое блокирует их проникновение в сознательную жизнь. Фрейд, у которого Скорпион был на Асценденте, очень хорошо сформулировал их в своей концепции “ид”. Они слишком жестоки, слишком мстительны, слишком кровожадны, слишком примитивны и слишком яростны для обычного человека, чтобы при их вторжении он мог чувствовать себя комфортно или безопасно. Наряду с «желаниями» могут быть включены воспоминания, переживания большой эмоциональной интенсивности, которые забываются вместе со своими объектами. Таким образом, большие слои детства падают под ножом цензора – те слои, которые обнаруживают дикое обличье молодого животного, борющегося за самоудовлетворение и выживание.

Наряду с ядом, также могут быть вытеснены и потенциалы, чтобы вызов одного из них не вызвать высвобождение другого. Ребёнок, который подвергается собственническому гневу матери или переживает замораживающее отсутствие интереса отца каждый раз, когда садится играть с глиной или рисовать, и совершает преступление, отступая в собственную психе, вырастет, чтобы стать «нетворческим» взрослым, который по какой-то непостижимой причине не может даже попытаться поднести карандаш к бумаге, предпочитая жить в серых сумерках неживой и невыраженной жизни, завидуя всем тем, кто может лучше выразить себя, а не рискнуть вспомнить цену, уплаченную за эти первоначальные творческие усилия. Ребёнок, который навлекает на себя зависть собственных родителей, потому что слишком умён, слишком красив, слишком является собой, вырастает во взрослого, который саботирует себя каждый раз, когда ему в жизни грозит успех, вместо того, чтобы пойти на риск пугающей конкуренции с родителями, без чьей поддержки он не может жить. Человек не желает нарушать пустоту, забытьё, даже если это означает, что в жертву приносятся зарождающийся рост или развитие таланта. Это лучше и проще, чем противостоять жестоким чувствам родителей, братьев и сестёр и своим собственным. Позже, зачастую при транзитах и прогрессиях с участием Плутона, мы вспоминаем то, что забыли, страх, боль, тоску и ярость. Тогда требуется возвращение в то же место, через ту же депрессию, горе и отвращение к себе. Но более позднее путешествие является скорее спиралью, чем кругом, потому что тот, кто помнит, – это ребёнок внутри взрослого, и взрослый, вероятно, сможет помочь ребенку вытерпеть и сдержать боль.

Продолжение – Лиз Грин. Тартар. Царство Плутона