Лиз Грин. Принятие своей судьбы

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Изменения подходов в астрологии

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Глубокий переход, который мы совершили от времён короля Генриха до наших дней, – это не просто изменение технологий и более обширные знания о физической вселенной. Мы также интроецировали многих богов и даймонов, населявших внешний мир первобытных людей и ещё в эпоху Возрождения обитавших во «внешних» вещах. Этот процесс обеднил наши религиозные ритуалы, но при этом обогатил нашу внутреннюю жизнь и дал нам больше возможностей, чтобы уравновесить Мойру. Фичино был убеждён, что с помощью магии можно трансформировать по крайней мере определённые аспекты судьбы, но Фичино в своё время был в очень незначительном меньшинстве. Его сознание было намного ближе к нашему. В общем, шестнадцатый век не знал слова «внутреннее» или концепции «индивидуальности», не говоря уже о понятии «индивидуация» или реальности «психики». Человек, в самом глубоком смысле, был своей персоной; она воплощала его положение в обществе, будь то король, герцог, священник, ремесленник или крестьянин. Его внутреннее существо, каким оно было, состояло только из того, что его учили чувствовать, о чём думать и во что верить. Великие писатели и художники того времени сияют, как солнце, во тьме этого коллективного бессознательного, хотя у такого писателя, пишущего сейчас те же книги, возникли бы некоторые трудности с поиском издателя, потому что он был бы вполне «обычным». Любые отклонения в личности обычно считались делом рук дьявола, а безумие рассматривалось как одержимость злыми духами. Король Генрих, вероятно, не знал, что у него есть психика или бессознательное, личное или коллективное. Сатурн, находящийся в квадрате с Солнцем, не подсказывал Гаурикусу, как подсказывает мне, что король страдал от сильного чувства неуверенности и ощущения себя неудачником и как король, и как мужчина, что он опасался осуждения общества, что он был эмоционально искалечен крайней безжалостностью, проявлявшейся по отношению к нему со стороны его гламурного и всеми любимого отца, короля Франциска I, и что в его характере была очень жестокая и деструктивная черта, которая, будучи лишена любого внешнего выражения, кроме обычных сражений и рыцарских турниров, в конечном итоге обратилась внутрь против самой себя. Для Гаурикуса сущестовал только один способ, каким проявлялась карта: внешне, через несчастливую жизнь и насильственный конец. Для короля существовал только один уровень, через который могли проявляться транзиты, активирующие его карту: через его физическое тело в реальной дуэли с реальным противником, потому что конкретная реальность была всем, чем он обладал. Король Генрих был обречён в таком буквальном смысле, потому что он сам был буквальным. Он никогда не читал Фичино, у него не было терпения ни к поэзии, ни к самоанализу. Он никогда не подвергал сомнению ни свои чувства, ни свои мотивы, но всегда позволял другим руководить собой и редко заявлял о каких-либо собственных инициативах. Не было юнгианских аналитиков, которые могли бы ему помочь, ни семинаров по трансперсональной психологии, ни групп медитации, ни ЭСТ*, ни Ассертивного Треинга. Хотя герметическое движение, созданное Фичино, знало об этих вещах под другими именами, король Генрих был человеком своего времени, а не членом их братства. Был только один вид смерти, с которым он мог столкнуться.

Казалось бы, хотя судьба не может измениться ни в своем внутреннем паттерне, ни во времени, она может измениться с точки зрения её одеяния и уровня выражения. Об этом свидетельствует история короля Генриха и рассказы моих анализандов. Независимо от того, культивируем ли мы восточную точку зрения непривязанности, чтобы достичь свободы от Колеса [Судьбы], или психологическую точку зрения отзыва проекций, чтобы ощутить себя личностями с некоторой степенью выбора в жизни, в конечном итоге мы являемся наследниками Фичино и алхимиков, считавших преобразование собственной сущности единственно возможным ответом судьбе. Парадоксально, но это влечёт за собой принятие своей судьбы. Человек двадцатого века, в чьём натальном гороскопе есть аспекты, подобные аспектам короля Генриха, совершивший небольшое смиренное вмешательство в Природу в плане понимания самого себя, по моему опыту, и более, и менее предсказуем, чем человек, который, как Король Генрих, полностью отождествляет себя со своей персоной и может найти реальность только во внешних определениях своей роли в обществе. Он менее предсказуем, потому что для него открыто больше уровней; он более предсказуем в том, что, по моему опыту, он становится больше похожим на свою карту рождения и, в частности, больше на свой солнечный знак. Я должна подчеркнуть, что такая внутренняя работа, по-видимому, не меняет врожденный паттерн человека. Если уж на то пошло, она делает его более рельефным. Мы те, кто мы есть, и, к счастью или к сожалению, не можем написать гневное письмо в “The Times” с просьбой о новом гороскопе. Не меняется и время перемен, происходящих при транзитах и прогрессиях. Темп развития организма внутренне присущ организму, поскольку это Мойра, и я не обнаружила, чтобы «вмешательство» через интроверсию и отношения с бессознательным либо ускоряло, либо замедляло этот темп. Скорее, оно может сделать его более осмысленным. Я не очень впечатлена той школой астрологии, которая считает, что можно «превзойти» гороскоп с помощью психологических или духовных методов, либо «проработать» свою карму с американской скоростью с помощью небольшого количества санскритских песнопений, быстрой смены имени и ношения тюрбана. Но, возможно, человек может переживать гороскоп «внутри», а также «снаружи», и это, похоже, имеет значение с точки зрения субъективного качества жизни. Как я пыталась показать на примере Рут и ее жестокого мужчины, может быть есть определённая мудрость в том, чтобы разглядеть внутренний психический образ, который отражает внешнее событие. Этот внутренний образ может иногда меняться или «ощущаться» по-другому, по мере того, как эго меняет своё отношение к нему. Это скорее похоже на танец: оба партнера постепенно учатся двигаться вместе более грациозно, не наступая так часто друг другу на ноги, сохраняя раздельность, но оставаясь в некотором роде единством, и медленно – на протяжении всей жизни – обретая достаточную степень комфорта, чтобы на самом деле слушать музыку с удовольствием.

  • По-видимому, речь идёт о персоне, как внешнем компоненте структуры личности по К. Юнгу, в отличие от внутреннего, а именно анимуса или анимы.

** Эрхардовский семинар-тренинг (известен также как EST-тренинг, от англ. Erhard Seminars Training) – организация, основанная Вернером Эрхардом в 1971 году, предлагавшая двухнедельный (или шестидесятичасовой) курс “The est Standard Training”. Целью этого семинара было “преобразование способности человека переживать жизнь таким образом, чтобы ситуации, которые он пытался изменить или с которыми он мирился, прояснялись только в процессе самой жизни”. Est-сайт утверждает, что семинар “выдвигал на первый план идеи трансформации, личной ответственности, подотчетности и возможности”. Семинары Est проходили с конца 1971 по конец 1984 года, и породили ряд книг с 1976 по 2011 год.

Продолжение – Лиз Грин. Современный взгляд на предсказательную астрологию