Лиз Грин. Проявление синхронности. Резюме

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Синхронность отражений события в картах четырёх внуков

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

История трёх лет жизни семьи Бейтсов, с точки зрения астрологии, является хорошим отражением того, как может проявляться синхронность. Но такие связи отнюдь не являются чем-то исключительным или редким. Их можно встретить в каждой семье всякий раз, когда какое-либо событие имеет значение для этой семьи как целого, также они могут встречаться и в отношениях, когда события жизни одного партнера синхронизируются с изменениями в жизни другого. Посредством этой великой взаимосвязанной цепи отдельные жизни объединяются в общий смысл, и открывается то странное единство субстанции, которое в алхимии называли unus mundus (лат. единый мир — прим. переводчика), а Юнг – коллективным бессознательным.

Действие синхронности потрясающе, не в последнюю очередь из-за того качества абсолютного знания, которое, по-видимому, проявляется. Как выразилась Аниела Яффе в «Мифе о значении» (The Myth of Meaning):

«Синхронные явления, организованные архетипом, часто вызывают удивление и благоговение или интуицию непостижимых сил, придающих смысл. По мнению Гёте, вне человека существует упорядочивающая сила, которая похожа на случайность так же, как и на провидение, и которая сужает время и расширяет пространство. Он назвал её «даймонической» и говорил о ней, как другие говорят о Боге».

Я не знаю, Бог ли это, «даймон», как выразился Гёте, или судьба. Но переживание «непостижимых сил» несомненно, как и ощущение некой паутины с нитями, расходящимися на непознаваемые расстояния. Неудивительно, что паук – один из древнейших символов судьбы. Эта паутина – то, что стоики имели в виду под heimarmenê, и она до такой степени расстроила раннюю Церковь, что та была вынуждена разработать концепцию Божьего Промысла, чтобы противодействовать ощущению фатальности, которое вызывала любая встреча с этой паутиной. Здесь чрезвычайно трудно проникнуть в очевидный парадокс, когда события «синхронизируются» с астрологическими конфигурациями и внутренними психическими состояниями, потому что «архетип» констеллирован. Но в то же время те астрологические конфигурации, которые синхронны с событиями и внутренними переживаниями, были «предопределены» с момента рождения человека из-за упорядоченного часового механизма небес. Другими словами, как каузальная судьба (Мойра), так и акаузальная (бессознательное) являются одинаково действенными способами интерпретации опыта. Грань между Мойрой и unus mundus коллективного бессознательного, в котором действуют архетипы, действительно очень тонка, поскольку может показаться, что судьба является одновременно и каузальной, и акаузальной, уже написанной, но записываемой в каждый момент, необратимой, но всё же подверженной вмешательству человека. Мы довольно подробно исследовали запутанную паутину, которую плетут эти «непостижимые силы», а также создаваемые «ими» или «им» механизмы. Пришло время рассмотреть сами эти «силы» или «силу», которую Юнг с течением своей жизни стал называть Самостью.

Продолжение – Лиз Грин. Судьба и Самость