Лиз Грин. Синхронность. Разбор карт семьи. Продолжение 2

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Синхронность. Разбор карт семьи. Продолжение

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Таким образом, он не смог воспользоваться возможностью, предоставленной ему прогрессивным квадратом. Хотя он больше не занимал того же положения в обществе, он пытался сохранить ту же личность и тот же кодекс этики. Короче говоря, он пытался оставаться в точности тем же человеком, каким был до аспекта Солнце-Уран. Мне кажется, что такая планета как Уран требует от нас всего возможного, потому что он пытается разрушить закристаллизовавшиеся позиции и высвободить либидо для других целей. Если человек не может приспособиться к такого рода изменениям, то обычно есть цена, которую приходится платить позже, и, по моему опыту, эта цена часто оказывается физическим заболеванием. Говоря прямо, поскольку смерть в карте Дэвида Бейтса отражена как конфликт, а не как гармоничное развитие, я чувствую, что он, возможно, умер из-за того, что что-то в нём отказалось от предложенной новой жизни. Теперь можно утверждать, что смерть – это «новая жизнь», и что это не отрицательное событие, а просто переход. Этой точки зрения придерживаются и теория реинкарнации, и ортодоксальное христианство, хотя другой конец перехода отличается. По существу я склонна согласиться с этой философской точкой зрения, и я понятия не имею, было ли Дэвиду «суждено» умереть. Но судя по тому, что я почерпнула из его истории, он был добрым и мягким человеком, который был слишком робок, чтобы жить своей жизнью, и нес с собой вечное ощущение неудовлетворенности и неудачи. В этом случае смерть, возможно, была не столько завершением жизни, сколько своевременным бегством от неё. Иногда в момент смерти можно увидеть прогрессии, которые отражают ощущение безмятежности и удовлетворённости; смерть тогда показана как дар, цветение полной жизни. В случае с Дэвидом Бейтсом прогрессии является бурными и отражают смерть как конфликт.

Транзиты через карту Дэвида в момент смерти ещё больше усиливают моё ощущение того, что какой-то неразрешённый конфликт находит единственно возможный выход. Фактически, эти транзиты представляют собой иллюстрированную «карту смерти». Если изучить эту карту, станет очевидно, что ранее в день кончины Давида произошло солнечное затмение. Это затмение, которое соединило транзитный Меркурий и транзитный Плутон, с точностью ракеты «Sidewinder» попало на натальный Асцендент Дэвида. Затмение также оказалось в квадрате к соединению Марс-Сатурн-Плутон на Середине неба. Итак, мы уже имели дело с Марсом, Сатурном и Плутоном в примерах Тимоти С. и Анджелы. Мне не нужно здесь подробно останавливаться на подавленных интенсивности и страсти, отражённых конфигурацией. Что бы ещё ни значили солнечные затмения, они, по сути, являются новолунием и, следовательно, отображают новое начало, конец одного цикла и рождение другого. Поскольку Асцендент является наиболее интимной точкой в гороскопе, отражающей рождение человека, а также миф и зеркало его основного взгляда на жизнь, это затмение, похоже, синхронизировано с временем, когда старым установкам Дэвида, представленным планетами у Середины Неба, был брошен вызов. Соединение Марс-Сатурн-Плутон в Раке гораздо более фрустрировано и ограничено, чем соединение Марс-Сатурн-Плутон во Льве, которое, по крайней мере, может излить свою ярость через всплески гнева. Но сенситивная и склонная к уединению природа Рака фактически гарантирует, что доминирующей планетой в этом соединении будет Сатурн, держащий под контролем все страсти и амбиции, чтобы никакая тень не омрачила мирскую репутацию. По мнению всех, кто его знал, Дэвид Бейтс был прекрасным директором; но сам он чувствовал, что так и не смог добиться признания или власти, которых так жаждал. Я бы предположила, хотя Джин Бейтс это не обсуждала, а я не исследовала, что Дэвид чувствовал себя бессильным во многих смыслах этого слова, не в последнюю очередь с точки зрения своего воздействия на мир и с точки зрения своей сущностной мужественности. В своём браке он, похоже, был более гибким и покорным партнёром. Воля, страсть и самоуверенность Дэвида всегда были жёстко связаны голосом коллективной власти, представленной Сатурном; и именно этому голосу был брошен вызов. Другой и, возможно, более плутонианский взгляд на это будет заключаться в том, что зависимость Дэвида от его матери и кодексы поведения, которые она для него установила, распространились на всю его жизнь, как в профессиональной, так и в личной сферах; и теперь появилась возможность освобождения от этой зависимости со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Продолжение – Лиз Грин. Синхронность. Разбор карт семьи. Продолжение 3