Лиз Грин. Судьба и архетип. Часть 3

Лиз Грин. «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Судьба и архетип. Часть 2

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Когда Эринии выходят на сцену в последней пьесе Эсхила «Орестея», они носят это более тёмное обличье:

Мы расскажем о власти своей роковой
Над людскими делами.
Справедливыми судьями быть мы хотим:
Тот, чьи руки чисты,
Чья душа не запятнана мерзкой виной,
Пусть живёт беспечально. Вовеки его
Наш губительный гнев,
Наша ярость святая не тронет.
Но когда человек, вот как этот беглец,
Прячет руки, преступно пролившие кровь,
Мы правдивым свидетельством тем, кто погиб,
Пособим и с убийцы за боль мертвецов
Полной мерой потребуем платы.
<…>
Эту долю для меня
Мойра строгая спряла.
Кто из смертных осквернен
Страшным делом рук своих,
Я преследую того
До Аида. Но и смерть
Не спасет его от кары.
<…>
Нам от рожденья судила судьба
Править вдали от бессмертных нелегкую службу:
Нет меж богов соучастников наших пиров.
Праздничный шум, красота белоснежных нарядов
Не про меня. Ибо выпал мне жребий иной:
Дом я гублю, если вражду
Вскормит, семье гибель неся. 
(Эсхил, «Ористея», перевод С.Апта).

Я не сомневаюсь, что и мы в этом столетии, подобно Зевсу, определили их в изгои. С рассвета христианской эры наши боги носили только белые одежды. И все же эти вещи остаются вечными образами в глубине. Я слишком часто видела их во снах практически каждого анализируемого, с которым работала, чтобы поверить в обратное. В трагедии Эсхила они доводят Ореста до безумии за убийств им его матери, хотя этого убийства требовал сам Аполлон; и Эсхил дает нам очень интересное понимание того, как этот карательный аспект судьбы, который наказывает нарушителя естественного закона, может наблюдаться в современном человеке. Даже спустя столетие после Эсхила люди больше не верили в этих ужасных дам с когтями на ногах и змеями в волос, с крыльями стервятников и голосами сов. Западный мир давно оставил их позади. Но посещение местной психиатрической больницы может эффективно вернуть нас к их нынешнему бестелесному проявлению. Я бы предположила, что человек, мужчина или женщина, который слишком грубо преступает естественный закон своего бытия, вероятно, может заплатить за это тем, что мы сейчас решили назвать «психическим заболеванием». В этом нет ничего справедливого, поскольку такие преступления обычно совершаются неосознанно, и нельзя обвинять человека в том, чего он не знает. Но Эринии тоже несправедливы в том, как они обращаются с Орестом; у него нет выбора, совершить убийство его вынудил бог Аполлон, и, тем не менее, он всё равно должен заплатить цену. Лично мне иногда кажется более креативным рассматривать Эриний, стражей естественного закона, а не возвращаться к терминам, которые я не до конца понимаю, таким как шизофрения, но, без сомнения, любой, кто обращает внимание на Эриний сегодня, является шизофреником. Как бы то ни было, мне кажется, что, работая астрологом, чрезвычайно важно учитывать, какие естественные законы представлены гороскопом и в какой сфере совершается «преступление», сознательно или неосознанно; и можно ли и как исправить этот проступок, чтобы Эринии не преследовали этого человека изнутри или извне как «дурная судьба».

Третий автор, который внес значительный вклад в этот таинственный комплекс судьбы-бессознательного-матери-мира, – это Эрих Нойман. В книге «Великая Мать» он пишет:

Ощущение жизни каждого эго-сознания, чувствующего себя малым по сравнению с силами, подчинено превосходству Великого Круга, объемлющего все изменения. Этот архетип может переживаться внешне как мир или природа, или же внутренне как судьба и бессознательное. … Таким образом, ужасный аспект Женского всегда включает в себя уроборическую женщину-змею, женщину с фаллосом, единство деторождения и отцовства, жизни и смерти. … В Греции Горгона как Артемида-Геката также является повелительницей ночной дороги, судьбы и мира мертвых.  (Эрих Нойман, «Великая Мать», перевод «Касталия») .

Продолжение – Лиз Грин. Судьба и архетип. Часть 4