Лиз Грин. Судьба и Плутон. Часть 2.

Лиз Грин. «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Судьба и Плутон.

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Хотя можно знать, что жизнь снова вернётся, возрождённая в новой форме, более богатой и более полной энергии, всё же то, что достигло своего назначенного конца, страдает от умирания и никогда не вернётся к жизни. Эти смерти часто сопровождаются страданием, страхом и глубоким горем, и какая бы «часть» нас ни претерпевала такой переход, мы, если вообще осознаём происходящее, переживаем его внутри как единое целое, отождествляемся с ним и его страданиями – таково неизбежное сопровождение любых глубоких изменений в психике. Разум ободряюще говорит о трансформации и обновлении, но что-то всё ещё спрашивает: а что если обновления нет? Как я могу с надеждой верить во что-то, чего не вижу и не понимаю? Что я сделал, чтобы заслужить такую судьбу: в чём моя вина? Что, если абсолютная пустота просто длится и длится? Любой опыт глубокой депрессии несёт в себе твёрдое ощущение, что ничто никогда не изменится. Поэтому, возможно, для нас было бы уместно, наряду с обнадёживающими заявлениями о будущем потенциале, присущем движениям Плутона, признать также знак посвящения в необратимое и необходимость подлинного почитания депрессии и отчаяния. Сочувствие и уважение к чужому процессу умирания, буквальному или метафорическому, являются необходимостью в случае с Плутоном, хотя обычно это более уранианский астрологический консультант не обладает таким даром. Смерть всем доставляет неудобства; даже имея медицинскую профессию, говорить кому-то или членам его семьи, что он умирает, дело очень непростое, и неудивительно, что многие врачи не могут хорошо справиться, когда это приходится делать лицом к лицу. То же самое происходит и на внутреннем уровне, ибо запах внутренней смерти вызывает собственные страхи.

Миф говорит нам, что Гадес является повелителем глубин, богом незримых. Он брат Зевса, поэтому занимает равное положение с правителем небес. Он тёмный, но не менее могущественный двойник всемилостивого небесного отца. На самом деле он имеет больший статус, так как его закон неизменен, а закону Зевса можно воспротивиться. Гадесу практически не возводили алтарей или храмов, где ему можно было бы поклоняться; человек просто признавал, что смерть повсюду присутствует в жизни, и каждое живое существо содержит в своём смертном теле свой собственный алтарь, своё собственное неотвратимое семя смерти, которое рождается одновременно с физической жизнью. Люди в верхнем мире не могут увидеть Гадеса, потому что он носит шлем, который делает его невидимым. Это скрытая связь, тайная судьба, «мир внутренний по отношению к данному миру». Мы не в состоянии ощутить Гадеса, но он присутствует всегда и повсюду, он внутренне присущ началу каждой мысли, чувства, вдохновения, каждых отношений или творческого акта, как его предопределенный и неизбежный конец.

Мужская фигура Гадеса как повелителя подземного мира – относительно позднее представление. Изначальный хаос, из которого возникает жизнь и куда она возвращается, вначале принадлежал Великой Матери или богине Никс. Все обитатели глубин – Гибель, Старость, Смерть, Убийство, Невоздержанность, Сон, Грёзы, Раздор, Немезида, Эринии и Мойры, Горгона и Ламия – исходят из утробы. Ещё один её лик, древняя трёхглавая Геката, богиня судьбы, магии, родов, колдовства и вечного витка изменчивой Луны, свергается более патриархальной культурой и остаётся только в образе Цербера, трёхглавого пса, охраняющего дальний берег Стикса. Самые ранние изображения богини – это изображения фаллической Матери, самооплодотворяющегося божества, которое вынашивает Мойр без мужского семени. В конце эта богиня исчезает в собственных глубинах, и фаллическая сила представляется как божество мужского пола: Гадес. Хотя он и бог, но он тёмный сын, слуга и исполнитель незримой Матери. В шумерском мифе, который предшествовал классическому греческому мифу на много веков, царством мёртвых правит великая богиня Эрешкигаль. Её имя означает «Госпожа Великого Места Внизу», и, как мне кажется, именно её образ более всего может помочь нам амплифицировать планету Плутон, чтобы лучше её понять. У Эрешкигаль есть привратники мужского пола и миньоны, а также визирь по имени Намтар, чье имя означает «судьба»; но это её слуги, выполняющие её приказы.

Продолжение – Лиз Грин. Судьба и Плутон. Часть 3.