Лиз Грин. Судьба и Самость. Продолжение

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Судьба и Самость

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Таким образом, судьба, как предполагал Хрисипп, кажется воплощением двойственности или парадокса, потому что проявляется в одно время как рок, а в другое как акт благодати. Проблема этого парадокса волновала Юнга, видевшего в нём отражение морально неоднозначного божества, бога, двойственный лик которого был явлен недоумевающему Иову как Бог и Дьявол. В формулировке Юнгом концепций индивидуации и архетипа Самости эти две разрозненный нити, плетущие ту двойную судьбу, о которой писал Хрисипп, были соединены вместе. «Самость» – замечательный термин, который можно использовать для объединения всех противоположностей в сложном и парадоксальном человеческом существе, и именно это, с точки зрения Юнга, Самость и делает. Хотя в конечном итоге это может оказаться неуловимым, стоит попытаться выяснить, что он имел в виду под этим термином в контексте гороскопа. Ибо с психологической точки зрения это самое близкое, к чему мы можем прийти в направлении осмысления этих противоречивых выражений судьбы и столь же парадоксальных отношений судьбы и свободы воли, с которыми нас постоянно сталкивает жизнь.

Сначала я процитирую одно из разнообразных определений, данных Юнгом Самости, которое довольно длинно, но поможет нам понять, что он подразумевает под этим термином.

«Как эмпирическое понятие, самость обозначает целостный спектр психических явлений у человека. Она выражает единство личности как целого. Но в той степени, в какой целостная личность по причине своей бессознательной составляющей может быть сознательной лишь отчасти, понятие самости является отчасти лишь потенциально эмпирическим и до этой степени постулятивным…

Подобно тому, как в практике встречаются как сознательные, так и бессознательные явления, «самость» как психическая целостность также имеет как сознательный, так и бессознательный аспект. Эмпирически самость появляется в снах, мифах и сказках в образе «сверхординарной личности», такой, как король, герой, пророк, спаситель и так далее, или в форме символа целостности, например круга, квадрата, quadratura circi (квадратуры круга), креста и т. д… Таким образом, эмпирически личность предстает как игра света и тени, хотя и задумана как целостность и единство, в которых соединяются противоположности …

Самость не является философской идеей, поскольку она не утверждает своего собственного существования, то есть не гипостазирует самое себя. С интеллектуальной точки зрения это только рабочая гипотеза. С другой стороны, её эмпирические символы очень часто обладают отчетливой нуминозностью, то есть априорной эмоциональной ценностью, как в случае с мандалой … Таким образом, она утверждает себя как архетипическую идею, которая отличается от других идей подобного рода тем, что занимает центральное положение, соответствующее значимости её содержания и её нуминозности».

Иногда Юнг пишет о Самости как об «архетипе», то есть об одном из различных упорядочивающих или моделирующих факторов в бессознательном. Таким образом, подобно тому, как Мойра является автопортретом того первобытного инстинкта в природе, который устанавливает границы материальной жизни и мстит за нарушение этих границ, Самость с её впечатляющим спектром символических представлений – алмазом, кругом, мандалой, философским камнем, цветком, сокровищем, андрогином, золотым кольцом и т. д. – является образом инстинкта внутри человека, побуждающего его развиваться в самом себе, становиться уникальным, единым и значимым целым. Тем целым, которое всегда было в потенциале, но которое требует всей жизни – или многих жизней — чтобы хотя бы частично раскрыться. Другими словами, Самость – это образ религиозного инстинкта, того аспекта психики, который стремится к переживанию единства или божественности. Когда Юнг пишет об этом таким образом, Самость предстаёт «архетипом», Великим Кругом, который охватывает все аспекты психики и объединяет их в уникальное целое. Аниела Яффе формулирует это следующим образом:

«Архетип самости – “безымянный, невыразимый”, скрытый Х, чьи конкретизации неотличимы от образов Бога… Индивидуацию следует понимать как реализацию “божественного”; в человеке».

Продолжение – Лиз Грин. Судьба, Самость и гороскоп.