Лиз Грин. Судьба, Самость и гороскоп. Часть 3

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Судьба, Самость и гороскоп. Часть 2

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Иногда мне кажется, что именно на это направлена работа как астролога, так и аналитика: чтобы человек мог постепенно обнаружить в себе ту целостность, инструментом которой является гороскоп, сосудом – индивид, а творцом — Самость, примириться с ней и отдать ей все свои силы. Это в высшей степени субъективный вопрос, и очевидно, что это область, в которой статистике, хотя и полезной в других местах, нет места.

Каждая жизнь – это осознание целого, то есть «я», по этой причине это осознание также можно назвать «индивидуацией». Вся жизнь привязана к индивидуальным носителям, которые её осознают, и без них она просто непостижима. Но каждый носитель наделён индивидуальной судьбой и предназначением, и осознание только этого придаёт жизни смысл. Правда, «смысл» часто представляет собой то, что с тем же успехом можно назвать «бессмыслицей», поскольку существует определённая несоизмеримость между тайной бытия и человеческим пониманием.

«”Смысл” и “бессмыслица” – это всего лишь ярлыки, придуманные человеком, которые служат для того, чтобы дать нам разумно обоснованное ощущение направления». (C. G. Jung, “Psychological Types”, CW6, para. 330.)

Ощущение «смысла» в противоположность «бессмыслице» – это самое близкое, что я могу подобрать для описания любого переживания действия Самости в жизни. Именно тогда, когда что-то имеет значимый смысл для меня с точки зрения моей, а не чьей-то ещё, жизни, возникает проблеск того «чего-то», что является одновременно судьбой и индивидуальной Самостью. Возможно, «смысл» относителен и субъективен, а не является неотъемлемым свойством объективной жизни. Но от этого он не становится в меньшей мере психической реальностью; и в любом случае что именно является «объективной» жизнью? Этот пункт не может быть аргументирован до окончательного вывода; он похож на вопрос о Боге, сформулированный в довольно витиеватом заявлении в начале фильма «Песнь Бернадетты»: «Для тех, кто верит в Бога, объяснения не нужны; для тех, кто не верит, никакое объяснение невозможно». Таким образом, любая позиция в карте рождения может эмпирически описывать характер или событие, но это может быть «бессмыслицей» в том смысле, что это просто те вещи, изложение безличной судьбы, с которыми сам индивид не чувствует никакой реальной взаимосвязи. Он не «со-творец» в своей собственной вселенной. Или она может резонировать как нечто глубоко значимое, потому что воспринимается как часть самого человека, а не как нечто навязанное извне теми летающими кусками камня, которые мы называем планетами. Именно здесь концепция Самости Юнга и виды внутренних переживаний, испытываемых людьми при встрече со своей собственной психической субстанцией, отличаются от старой heimarmenê, универсального «планетарного принуждения», которое изливалось на греховное тело, но не могло коснуться души. Поместите Самость в центр, и мы внезапно окажемся вовлечёнными в нечто глубоко индивидуальное. Это не планетарное принуждение; планеты просто являются отражением или символами паттерна, существующего во внутреннем мужчине или женщине и организуемого через жизненный опыт тем архетипом, который выступает как сущность его индивидуальности. Планеты не «принуждают» вопреки душе, а скорее являются для неё сосудами.

Следующая карта – это карта женщины, которую я назову Элисон. Она скорее астрологический клиент, чем анализанд, хотя внутренний мир психики не является для неё чем-то незнакомым, поскольку она сама с ним работает. Элисон – певица и консультант с широким спектром терапевтических навыков, которые она использует вместе с голосом на семинарах и в индивидуальной работе. Она также слепа, но её слепота не абсолютна, и иногда она может различать свет и тень, движение и цвет. Её слепота началась с рождения, хотя на проявление этого заболевания ушли годы. Поскольку она женщина исключительно энергичная и творческая, я чувствовала, что было бы полезно не только изучить её гороскоп, но и включить её собственное описание её потери зрения и постепенного процесса примирения с этим, поскольку эта история раскрывает не только значительную часть характера Элисон – что станет очевидным из её гороскопа – но также и то неуловимое ощущения «смысла», которое, по-видимому, хранит для неё её жизненный паттерн. Поэтому я записала разговор с ней о проблеме её слепоты, поскольку её собственные слова гораздо выразительнее, чем мог бы быть мой пересказ.

Продолжение – Лиз Грин. Судьба, Самость в гороскопе Элисон