Лиз Грин. Судьба, Самость в гороскопе. Заключение

Продолжение перевода книги Лиз Грин «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Судьба, Самость в гороскопе Элисон. Часть 7

Перевод  – Игорь Сивак, 2021г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Участие трёх внешних планет в это время весьма поразительно, хотя и не удивительно, поскольку я обнаружила, что внешние планеты действительно имеют тенденцию собираться вокруг событий в особенно «предопределённые» периоды жизни. Я не связываю их с какой-либо особой «духовностью», и не чувствую, что они, как и любая другая планета, представляют Самость; но я убеждена, что они «высвобождают» судьбу в том смысле, что активируют карту рождения на очень глубоком уровне и раскрывают наиболее глубинный, лежащий в её основе замысел. При транзитах внешних планет нам открываются наши мифы и форма нашей Мойры; и если чего-то удалось избежать, или что-то осталось незамеченным, или было замаскировано, то внешние планеты сорвут завесу и обнажат резкие очертания паттерна, который нам был дан и внутри которого мы должны найти способ жить.

Вопрос о реакции человека на общий жизненный паттерн на самом деле является вопросом о том, как сознание реагирует на веления Самости, психической целостности. Это во многом моральная проблема, и любые решения, которые необходимо найти, неизбежно не будут найдены в коллективных формулах. Качество, которое я пыталась передать, и которым, как мне кажется, обладает Элисон, это качество свободного и индивидуального ответа на свою судьбу. Есть много способов, которыми она могла бы отреагировать, но в конечном итоге её мораль – это её собственная мораль. Насколько я понимаю, она включает в себя «свободную волю», о которой пишет Юнг, «способность с радостью делать то, что я должен делать». Такая свобода воли обходится недёшево; она не является «данностью». За неё необходимо бороться, и процесс этой борьбы также является процессом индивидуации. Эго и Самость являются частью целого, но это не одно и то же; они смотрят друг на друга через двор, иногда как любовники, иногда как враги, но их невозможно разлучить. Юнг описывает эти отношения следующим образом:

«Внутренне присущее самости качество цели и стремление к реализации этой цели не зависят от участия сознания. Их нельзя отрицать так же, как нельзя отрицать эго-сознание человека. Оно также императивно выдвигает свои требования и очень часто в явном или скрытом противодействии потребностям развёртывающейся самости. В действительности, то есть за некоторыми исключениями, энтелехия самости состоит в череде бесконечных компромиссов, и если всё идёт хорошо, эго и самость старательно удерживают весы в равновесии».

Сознание может отождествляться со своим трансцендентным партнером, и в этом случае возникает инфляция и даже психоз, когда человек считает себя Богом, а не индивидуумом. Сознание может полностью отрицать реальность Самости, хотя это никоим образом не меняет паттерна психики, и тогда возникает переживание бессмысленности и чувство черной фатальности, когда жизнь не проявляет должной готовности подчиниться воле эго. За всю жизнь можно пройти весь спектр. Как и вначале, сейчас у меня нет реального ответа на вопрос, связаны ли мы предопределённостью или свободны, какова судьба и можно ли её изменить. Но я нахожу, что таинственный постулат Самости Юнга описывает множество парадоксов судьбы, а также вмещает их таким образом, что не раскалывает нас на части между фаталистической пассивностью и высокомерным эго-возвеличиванием. Этот внутренний авторитет, который может переживаться таким множеством способов, астрологу трудно опровергнуть, поскольку у него есть карта планетарных позиций, описывающих его намерения; но в равной степени это отрицает плавное бегство на язык «потенциалов», поскольку любая встреча с этим внутренним авторитетом ощущается не как дегустация потенциала, а скорее как столкновение с волей богов или Бога.

Начав со сказки, считаю уместным ею и закончить. Эта история хорошо известна, и в ней содержится глубокая ирония. Действительно ли она о судьбе или о Самости, я оставляю решать читателю. Но в ней, безусловно, речь идёт о человеческой природе, которая вмещает в себя много и того, и другого.

Продолжение следует…