Лиз Грин. Тартар. Царство Плутона

Лиз Грин. «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Плутон и подавление

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Тартар иногда является именем, данным в мифе всему царству Гадеса. Чаще всего оно относится к некоему суб-царству, так сказать, району, который по своей природе близок к средневековому представлению об аде. Именно из Тартара исходит выводок Матери Ночи, чтобы мучить живых людей и мстить за семейные проклятия и грехи по матриархальной линии. В Тартаре души нечестивых обречены на неизменные мучения на протяжении всей вечности. И тем не менее, он радикально отличается от христианского ада. Мучения в Тартаре описываются через образы фрустрированного желания, а не случайные садистские пытки. Грехи также другие. Если вы путешествуете с Данте через круги Инферно, то встречаете предсказуемый каталог средневековых грешников: прелюбодей, ростовщик, содомит, богохульник. Также встречаются знакомые языческие лики, потому что христианство Данте было не таким уж христианским: Фортуна или Судьба с её Колесом, Цербер и трёхголовый Дис (Аид). Но мир преисподней Данте является отражением одержимости средневековья проклятием суетности и сексуальности.

В Тартаре всё по-другому. Грехи, совершённые людьми по отношению к людям, особенно плотские, не достойны этого названия. С другой стороны, гибрис, дерзость, получает справедливую награду. Заключенные в Тартар мифические фигуры – это мужчины и женщины, которые вышли за пределы своих границ, нарушили естественный закон, оскорбили Мойру и бросили вызов богам. Они вожделели богиню, высмеивали божество или хвастались, что они более великие, чем олимпийцы. Закон Плутона – это не закон социальных и правовых конструкций и не забота о цивилизованном поведении группы. Будучи сам насильником, он не судит сексуальные побуждения других. Он не Сатурн, и его не волнует, что люди делают с людьми в мире формы. Он не патриарх, а скорее матриарх. Поэтому Сизиф вечно катит свой камень в гору и должен вечно смотреть, как он снова скатывается ко дну, и так во веки веков, потому что он предал божественные тайны Зевса. Тантал вечно тянется к воде и плодам, которые всегда оказываются вне досягаемости, потому что он оскорблял богов и насмехался над ними. Иксион вечно вращается на своем огненном колесе, потому что пытался изнасиловать Геру, царицу богов. Все эти образы являются выражением фрустрации, бесконечного отчаяния, жжения изнутри (как река Флегетон), унижения и возмездия как награды за чванство и гордыню.

Быть прикреплённым в наказание к колесу (как Иксион) означает быть помещённым в архетипическое место, привязанным к поворотам судьбы, поворотам луны и судьбы и бесконечным повторениям вечного возвращения к тому же опыту без освобождения. … Кольца – это замкнутые круги, и круг замыкается на нас, будь то в брачной повязке, венчающем лавре или венке на могиле. (Джеймс Хиллман. “Сновидения и Потусторонний Мир”)

Неотменяемый поворот судьбы, будь то к приобретению или к потере, является характеристикой Плутона. Также к нему относится переживание фрустрированного желания. Желания того, чего мы хотим больше, чем хотели чего-либо когда-либо прежде, но что является единственным, чего у нас не может быть, или что мы можем получить только ценой большой жертвы или смерти какой-то лелеемой части нас самих: всё это типично для Плутона. Естественно, что сексуальная сфера представляет собой одно из наиболее очевидных мест, где случается этот вид опыта. Таким же местом является сфера власти и должностей. Власть и сексуальность, власть или потеря власти посредством сексуальности – это свойственные Плутону темы. Это похоже на то, что знали древние скандинавы, когда использовали одно и то же слово для судьбы и гениталий. Я не думаю, что всегда ясно, находится ли власть в руках одного или другого человека, ибо тот, у кого власть, и тот, кто ему подчиняется, являются аспектами одной и той же фигуры, так же как Персефона принадлежит Гадесу. Жажда, жадность и желание исходят из обоих, и во всех случаях, когда Плутон обнаруживается вовлечённым в ситуацию, где один человек должен подчиняться другому, более влиятельному, вероятно, полезно помнить, что когда участвует эта планета, невиновных нет. 

Продолжение – Лиз Грин. Встречи с Плутоном